Перейти к содержанию
Авторизация  
thefate

Земли Липецкого края в период от феодализма до татаро-монгольского нашествия

Рекомендуемые сообщения

Предыдущая часть:  Территория Липецкого края в первых веках нашей эры

 
С развитием феодальных отношений отдельные области Древнерусского государства все более и более обособлялись от Киева. Единство земли русской постепенно сменялось феодальной раздробленностью. Крупные города и административные центры постепенно превращались в столицы отдельных земель и княжеств.
 
К концу XII века на территории Древнерусского государства насчитывалось более десяти крупных земель и княжеств: Владимиро-Суздальская, Новгородская земля; Смоленское, Турово-Пинское, Киевское, Переяславское, Новгород-Северское, Черниговское, Рязанское княжества и другие более мелкие.
 
Земли Липецкого края в самом начале раздробления относились к Черниговскому княжеству. В родословной таблице черниговских князей сказано, что от Мстислава Карачаевского пошли князья «Мосальские, Елецкие, Звенигородские, Козельские».

После смерти князя Черниговского Игоря Святославовича в 1202 году «размножившиеся Ольговичи без конца вели усобные войны и постепенно расчленили всю землю на малые уделы». Примерно к этому времени и относится возникновение Липецкого и Воргольского удельных княжеств на территории Липецкого края.

 
Воспользовавшись раздробленностью и слабостью Черниговского княжества, рязанские князья захватили все земли верхнего Дона, реки Воронеж и присоединили их к своим владениям. Таким образом, расположенные на этих землях Елецкое, Воргольское, Липецкое и другие мелкие княжества отошли к Рязанскому княжеству.
 
Для защиты от кочевников земель на южной окраине Рязанского княжества (они назывались еще «Рязанской украиной») строились новые и укреплялись старые города-крепости. К ним относятся «Дубок (ныне село Дубки), Добринск (село Доброе), Старое Городище (Богородское Данковского района), Елец, Воргол, Онуза, Воронеж, Липецк и другие. С севера земли Рязанского княжества прикрывали города Коломна, Ростиславль, Борисов-Глебов, Переяславль-Рязанский, Ожск.
 
Некоторые из них упоминаются в Никоновской летописи под 1146 годом: «Князь же Святослав Ольгович иде в Рязань и быв по Мценске, и в Туле, и в Дубке на Дону, и в Ельце, и в Пронске и приде в Рязань на Оку». Самой южной точкой обороны Рязанского княжества был крепостной городок Воронеж. Впервые он упоминается в летописях в 1177 году. В Никоновской летописи о событиях, связанных с Воронежем, говорится более подробно, чем в других.
 
После разгрома войск Рязанского князя Глеба на реке Колакше под Владимиром и пленения рязанского князя с его сыном Романом Всеволод Юрьевич Владимирский «в год 6685... (1177 от рождества Христова) послал в Рязань гонца, говоря рязанцам: «Выдайте мне врага моего, шурина Глебова, князя Ярополка Ростиславовича; если же вы так не сделаете то пойду на Вас с большим воиском». «Рязанцы, реша между собой сказали в ответ: «Из-за князей Ростиславовичей пришла беда и погибель нашим князьям, мы пойдем в Воронеж и возьмем его. Ибо отбежал князь Ярополк Ростиславович в Воронеж и там переходил из города в город, не зная куда деться от печали и скорби». Пойдя в Воронеж, рязанцы схватили его и привели во Владимир к князю Всеволоду Юрьевичу, который приказал взять у его них». «Тогда же князь Глеб мертв бысть июня в 30 день (1177), а Романа сына его едва выстояша, целовавше крест».
 
Дальнейшее упоминание о Воронеже, Онузе, Липецком, Воргольском и Елецком княжествах в летописях связано с татаро-монгольским нашествием.
 
Сломив сопротивление половцев и народов Нижнего и Среднего Поволжья, глубокой осенью 1237 года Бату-хан (хан Батый), воспользовавшись раздробленностью и междоусобными войнами русских князей, подошел к границам северо-восточной Руси. Этот исторический период на Руси хорошо характеризуется в былинах, дошедших до наших дней:
 
«Вспомним, братья, славу прожитую, 
Добрым словом о былом помянем. 
Запоем, смешаем песен злато 
С жемчугом — тугой (горе, печаль) горючих слез. 
Были веки богатырской славы, 
Ныне лихо поросло бурьяном, 
Заглушило добрые посевы 
И густой чащебой непролазной 
На путях дорогах залегло. 
За великий грех несем мы кару, 
Мы забыли прадедов заветы 

Брат на брата поднял меч булатный, 
Брат для брата лютым волком стал. 
И князья в усобицах кровавых 
О родные, русские шеломы 
Затупили острые мечи 
На заре кровавой той порою 
Налетел на Русь с ордой несметной 
Черным враном (вороном) царь Батый поганый...
»

 
Очевидцам нападения хана Батыя на Русь был венгерский путешественник Юлиан, который писал: «Ныне же, находясь на границах Руси, мы близко узнали действительную правду о том, что все войско, идущее в страны запада, разделено на три части. Одна часть у реки Эгиль (Волга) на границах Руси с восточного края подступила к Суздалю. Другая же часть в южном направлении уже напала на границы Рязани, другого княжества. Третья часть остановилась против реки Дон, близ замка Оргенузин, также княжества русских. Они, как передавали нам словесно сами русские, венгры и булгары, бежавшие перед ними, ждут того, чтобы земля, реки и болота с наступлением ближайшей зимы замерзли, после сего всему множество татар легко будет разграбить всю Русь, всю страну русских».
 
Таким образом, мы видим, что основные силы хана Батыя собрались не доходя Дона, возле крепости Онуза, которая была самым южным форпостом Рязанского княжества.
 
«Неприступно стояла крепостица Онуза на высоком речном берегу. Со всех сторон ее окружали глубокие рвы. Над рвами — крутые валы, обмазанные глиной; основание вала составляли дубовые клети, набитые камнями. По гребню вала тянулся тын из дубовых бревен с башнями и бойницами. На помосте за тыном притаились тугие крепостные самострелы; вдоволь было стрел и камней. В больших медных котлах чернела смола». Конные отряды далеко выезжали дозорами в степь, стерегли дальние подступы, а пешие сидели в засадах и следили за речными бродами и переправами.
 
Ни Владимирский, ни Черниговский князья не пришли на помощь князю Рязанскому Юрию Ингоревичу. Только князья Пронского, Муромского и Коломенского удельных княжеств вместе с Рязанским князем двинулись навстречу татаро-монгольским полчищам. Однако войско их не успело дойти до укрепленных степных рубежей. Хан Батый перебил посольство рязанского княжича Федора и двинул свое войско на Рязанскую землю.
 
Вот как повествуется об этих событиях в Никоновской летописи: «Той же зимой пришли с восточной стороны на Рязанскую землю, лесом, безбожные татары с царем Батыем, и придя, сначала стали станом на Онузе, и взяли ее и сожгли. И оттуда послали своих послов: женщину-чародейку и двух мужчин с ней к рязанским князьям, требуя себе десятой части во всем; в князьях, и в людях, и в доспехах, и в конях. Князья же рязанские Юрий Ингварович и брат его Олег, и муромские, и пронские князья ответили послам батыевым: «Коли нас не будет, то все ваше будет». И начали собирать силы и выехали против татар в Воронеж, желая там сотворить с ними брань. ...И была сеча зла, и одолели безбожные измаильтяне, и бежали князья в города свои. Татары же рассвирепев очень, начали воевать землю Рязанскую с великой яростью.»
 
Осада Рязани продолжалась с 16 по 21 декабря 1237 года. Город был взят приступом, разрушен и сожжен. Жители его частью истреблены, частью угнаны в плен, многие погибли в сражениях.
 
В древней «Повести о разорении Рязани Батыем» описывается первая битва на Рязанской земле «... и была сеча зла и ужасна. Многие сильные полки Батыевы были разгромлены и дивились 
татары крепости и мужеству рязанскому
».

 
На пути к Рязани были разрушены и сожжены города-крепости Онуза, Воронеж, Липецк, Елец, Воргол и другие, расположенные на территории нынешней Липецкой области.
 
Колтаков В. М. Липецк. Страницы истории
 
При копировании материалов ссылка на сайт openlip.ru обязательна.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Гость
Вы комментируете как гость. Если у вас есть аккаунт, пожалуйста, войдите
Ответить в этой теме...

×   Вставлено с форматированием.   Вставить как обычный текст

  Разрешено использовать не более 75 эмодзи.

×   Ваша ссылка была автоматически встроена.   Отображать как обычную ссылку

×   Ваш предыдущий контент был восстановлен.   Очистить редактор

×   Вы не можете вставлять изображения напрямую. Загружайте или вставляйте изображения по ссылке.

Загрузка...
Авторизация  



  • Похожий контент

    • От thefate
      Лето на Липецком курорте. Очерк А. С. Толстова. 1902 год.
      Глава 3
      Липецк лежит на правом высоком берегу реки Воронежа. Он раскинулся на горах Воронежской и Соборной, разделенных р. Липовкой. Липецк возник на месте другого города, существование которого предание относит к глубокой древности. Как этот старый город, так и вся прилегающая к нему местность, покрытая в то время дремучим, непроходимым лесом ныне составляющая Липецкий уезд, принадлежали Курскому княжеству, город был резиденцией липецких князей и в 1284 г. совершенно разорен татарами за непослушание баскаку Ахмету. Вообще точно определенных данных о первом город не существует; лишь известно, что на том месте в конце XVII столетия находилось село Липовка. Начало известности современному Липецку было положено Петром I, который во время своих Азовских походов посетил эту местность, прельстился ее красотой и обратил внимание на находившуюся здесь железную руду. Последнее обстоятельство послужило поводом к устройству Петром литейного завода, отливавшего снаряды и другие военные принадлежности. Деятельность завода продолжалась до открытия в Екатеринославской губернии Луганского литейного завода. При учреждении губерний, в 1779 году, завод переименован в город и причислен с уездом к Тамбовской губернии.

      На Воронежской горе раскинулась главная часть города, собственно торговая часть. Дома здесь все каменные, массивные, неуклюжие, старинного купеческого типа. Стены и ворота высокие, запоры крепкие. У подошвы Воронежской горы лежит Вознесенская площадь. Посреди площади построена часовня в память Петра I; на эту же площадь выходит главный подъезд курзала. В гору от Вознесенской площади идет Воронежская улица. Влево от нее, перпендикулярно к ней, идет Усманская улица. На Усманской, Воронежской улицах и Вознесенской площади сосредоточены лучшие магазины; некоторые из них построены и обставлены на столичный манер, например, магазины Русинова, Перелыгина, Шелихова; есть специальный книжный магазин.

      Почти на вершине Воронежской горы находится Базарная площадь, довольно грязная, со множеством деревянных полков. Вправо от Воронежской улицы, если идти в гору, вплоть до самого Каменного оврага или лога, расположены небольшие домики, все они утопают в садах вишен. На самой вершине Воронежской горы находится Воронежская или Петровская роща, которая прилегает к городу. Роща эта состоит из превосходных вековых дубов, но содержится очень грязно.

      Торговая часть города изобилует церквами. Здесь три храма: Вознесенский — при начале Усманской улицы, Покровский — при конце ее, на Базарной площади возвышается величественный храм в честь Св. Троицы, по внешнему виду он напоминает Московский Храм Спасителя, и составляет гордость липовцев. Действительно, издали храм очень величествен, колоссальные синие главы, с золотыми звездами, резко отделяются от окружающей постройки. Вблизи впечатление портится окружающей грязью Базарной площади. Внутри живописи мало, больше мраморная облицовка. При церкви очень порядочный хор, в котором принимают участие, между прочим, бывшие хористы Славянского.
      Учебных заведений по городу (в Липецке более 20 тысяч жителей) мало: жалкое уездное училище, женская прогимназия и духовное училище — вот и все. Образование местных обитателей дальше уездного училища, обыкновенно, не идет. В торговой части мало кто нанимает квартиру: душно, сравнительно, шумно и грязно; зато и квартиры немного подешевле — можно найти комнату рублей на 20, 25 и пр.
      Возвращаемся опять на Вознесенскую площадь. С северной стороны к площади примыкает небольшой грязный пруд, о котором я уже говорил. Пруд этот образовался от запруды Липовки. Прежде здесь, со времен Петра I, стояла водяная мельница, в 1901 году ее сломали и сделали приспособления для постановки турбины с тем, чтобы она приводила в движение водоподъемные и водонапорные насосы, а также динамо-машину. Будем дальше подниматься на Соборную гору (в Нижний парк мы зайдем после, чтобы осмотреть его), направимся в дворянскую часть города. Пройдем мимо входа в парк, мимо минеральной гостиницы и директорского дома. При начале подъема на гору находится единственно уцелевшее со времен Петра I здание — прежняя заводская контора, а ныне... ледник. На этом маленьком зданьице чугунная доска с надписью: «Постройка времен императора Петра I. Бывшая заводская канцелярия».
       Подъем в гору очень крут и длинен, к великому неудовольствию больных, живущих в дворянской части города.
      На правой стороне его, почти посреди горы, стоит памятник Петру I, трехгранная чугунная пирамида, с надписью: «Не забвенному везде и во всем Великому Отцу отечества Императору Петру Первому, основателю нашего города, указавшему в нем новые целебные источники и новые средства богатства народного. Сооружен усердием купца Павла Небученова в 1839 году».
      Лучше подыматься в гору по левой стороне: там хотя подъем и круче, но зато короче, и сюда не летит столько пыли с конной дороги. По мере того, как мы будем подыматься к собору, перед нами открывается чудная панорама — весь торговый Липецк, Нижний парк, Воронеж, а за ним леса; вдали, направо, виднеется село Романово — бывший город.
      Вся площадь около собора покрыта травой; с одной стороны, противоположной подъему, пожарная команда, ряд домов (5—6) — лучшие квартиры по своему положению. Собор по внешнему виду не представляет чего-либо замечательного, место он занимает превосходное. Внутри он напоминает картинную галлерею с картинами духовного содержания: на стенах развешены картины в массивных золоченых рамах. Эти картины принадлежат кисти более или менее известных художников итальянской школы, и некоторые из них замечательно хороши.
       — У нас здесь все знаменитые картины — говорил местный псаломщик Иван Иванович, страстный охотник с ружьем. — Вот хороша картина художника Фартусова «Бегство Св. Семейства»; а вот его же, сюжет из Евангелия взят: к Иисусу Христу обратился один богач и спрашивает, как наследовать царство небесное. А Господь ему сказал: «продай все имение твое и раздай нищим». Вот богач и задумался, жаль с деньгами-то расставаться, много их у него было...
      Большинство картин — дар помещиков, многие вывезены из Италии. По левую сторону собора есть пристройка — склеп, где похоронен местный старожил, преподаватель духовного училища, священник о. Иоанн, глубоко почитаемый местными жителями, по их выражению, второй Иоанн Кронштадский. Они исходатаиствовали передъ Синодом позволение похоронить его под собором. Всегда можно видеть, как спускается народ в склеп на могилу о. Иоанна. Впрочем, это нисколько не мешало липовцам сломать недавно на дрова домик, в котором жил о. Иоанн.
      От Соборной площади, к востоку и северу, под прямым углом, расходятся две улицы — Дворянская и Лебедянская, — лучшая, конечно, Дворянская. Она очень прямая, вся обсажена липами и выходит за город, к селу Студенке, длина ее 350 саж. Тротуары широкие, при домах сады. Из окон домов, расположенных по правую сторону, если идти от собора, открывается прелестный вид вдаль; дома эти стоят на краю крутого спуска к долине Воронежа. Дома все старинные, барские, с колоннами, здесь прежде было настоящее «дворянское гнездо», каждый дом — говорит г. Макшеев в своем путеводителе — полон прошедшего и воспоминаний. Прошедшее невозвратимо, воспоминания о нем и тяжелы и отрадны, задержать течение жизни невозможно». Да, правда, невозможно: дворянские дома теперь перешли в руки купцов, отставных полковников и генералов, чиновников и пр.

      Между Дворянской и Лебедянской улицами идут несколько улиц, немощеных, с небольшими домиками, напр. Монастырская, Продольная и др. В этой местности располагаются любители тишины.
      В конце Дворянской улицы, если идти от собора, на левой стороне, помещается Институтская станция. Здесь прежде была Поляковская гостиница. В 1884 г. городское управление, в руках которого тогда были воды, предложило бесплатное пользование водами и лечебными средствами для институток, а строитель железных дорог С. С. Поляков пожертвовал свой дом; таким образом было положено основание Институтской станции. С тех пор институтки приезжают ежегодно. Помещения имеют простои, дачный вид, есть сад и огород, в котором воспитанницы сами работают. Станцией, обыкновенно, заведывает доктор, в 1901 году, например, заведывал Н. А. Грибанов. Здесь, на станции, своя жизнь — молодежь живет и веселится по-своему.
      С юго-западной стороны к Соборной горе подходят несколько оврагов — крутых, отвесных, которые все впадают в большой овраг, называемый Каменным логом. Здесь настоящий Кавказ: хижины лепятся по крутым обрывам на значительной высоте, одна стоит над крышей другой. Всюду виднеются высеченные в камнях ступеньки — крутой спуск, по которым местные обитательницы спускаются за водой в ключи — как есть в «Демон». На дне этих оврагов, особенно Каменного лога, бьет масса ключей с чистой, как хрусталь, приятной на вкус водой, температуры около 6 — 7° С. Бьют они из трещин в каменных глыбах. и дают начало Липовке. Вообще в Липецк и его окрестностях масса хорошей ключевой воды. Ходить и ездить за ней очень трудно — круты спуски. Нужно видеть с каким трудом тянут из-под горы лошади бочку с водой. Необходим водопровод.
      Городу уже несколько раз представлялся весьма удобный случай устроить его, но заправилы упрямились. В настоящее время идет к ним навстречу управление вод. Оно предлагает провести воду и осветить город электричеством на следующих условиях: 1) Казенное управление вод устраивает водопроводную и электрическую станции и эксплуатирует их собственными средствами. 2) Городское управление прокладывает собственными средствами водопроводную сеть. 3) За нагнетание воды в водопроводную городскую сеть управление вод получает от городского управления, по соглашению, определенную плату. 4) За доставку электрической энергии в дома управление устанавливает умеренную таксу и производит расчет с каждым из потребителей. — Так предлагает управление минеральных вод. Примет ли все это город или нет — неизвестно, но во всяком случае вопрос должен решиться в непродолжительном времени. В противном случае управление сделает водопровод только для себя. С устройством водопровода можно бы было бороться с липецкой пылью: можно было без хлопот поливать улицы. А то, например, летом 1901 года, да и всегда, вероятно, по ним носились целые тучи пыли, так как теперь здесь улицы не имеют обыкновения поливать. Только против земской аптеки, на Дворянской улице чуть ли не пульверизатором кропили пыльцу.
×