Перейти к содержанию
Авторизация  
Open Lipetsk

Симонович Николай Яковлевич

Рекомендуемые сообщения

В 1919 году, после революции и гражданской войны, все смешавших в государстве российском, в доме аптекаря В. К. Вяжлинского какое-то время жил и работал, приехавший из Твери вместе с женой Марией Дмитриевной и дочерью Натальей, врач Николай Яковлевич Симонович — умнейший человек добрейшей души. Неистовый поклонник Льва Николаевича Толстого, он еще из Твери писал своему великому современнику письма, публиковал статьи, навеянные произведениями писателя. Даже пьесу сочинил — «Уход Льва Толстого из Ясной Поляны».

Из его биографии: «Родился 20 декабря 1868 года в Петербурге в семье врача. Окончил Красноуфимское сельскохозяйственное училище и Санкт-Петербургский университет. До революции служил химико-бактериологом в Тверской городской лаборатории и преподавал химию в первом Тверском техническом училище».

Симонович Николай Яковлевич

Поселились Симоновичи в доме Вяжлинского (ныне Дом Мастера на ул. Ленина). Племянник Николая Яковлевича А. И. Ефимов вспоминал: «Первый этаж — лаборатория. Небольшой кабинет Николая Яковлевича, две самые светлые комнаты — сама лаборатория, весовая, две подсобных комнаты, кубовая для получения дистиллированной воды. Второй этаж — большая угловая — столовая, спальня Николая Яковлевича и Марии Дмитриевны, она же и библиотека, спальня бабушки и моя, комната Наташи, кухня... Он наладил работу лаборатории. В ней идеальная чистота, столы с приборами, колбами, ретортами; дядя Коля и его две лаборантки — в белых халатах; тишина.»

Николай Яковлевич Симонович получил согласие органов здравоохранения и потом много лет обслуживал больных, но при этом брал деньги за анализы и за лечение только с состоятельных и богатых пациентов. Бедные же люди шли к доктору с окрестных, дальних и ближних сел без копейки в кармане, зная, что доктор Симонович всегда поможет им. Его пациенты — крестьяне дарили ему кто кринку сметаны, кто баночку меда.

Часто в доме на Петровском спуске звучала музыка, и окна допоздна светились ярким светом. Николай Яковлевич устраивал для местной детворы веселые вечера. На Рождество он собирал ребятишек в верхнем зале дома №2 и показывал и комментировал «туманные картинки» (слайды). Он писал статьи толстовского стиля, публиковал их за свой счет.

С собой Николай Яковлевич привез 780 экземпляров брошюры «Золотая грамота» и 103 экземпляра пьесы «Смерть Л. Н. Толстого», написанных им в Твери в 1917-1918 годах, которые послужили причиной его первого ареста, в одну из глухих ночей Симонович услышал, как подъехала к дому машина. Посмотрел в окно и увидел у крыльца черный, с потушенными фарами «воронок». Через минуту в дверь громко постучали. При обыске ничего «политического» не нашли, но это был первый «звонок».

В архивно-следственном деле, заведенном липецкими чекистами на Н. Я. Симоновичав 1928 году, как вещественное доказательство хранится один экземпляр брошюры «Золотая грамота», или «Что надо делать русскому народу, чтобы немедленно окончить мировую войну».

Обвинительное заключение свидетельствует, что «она печаталась в Твери в 1918 году и состоит из нескольких воззваний и писем Симоновича, написанных им в разное время». По содержанию своему все письма и воззвания проникнуты проповедничеством толстовского мировоззрения, (о нравственности, истине, смысле жизни и т. д.) и вместе с тем грубо и крикливо утверждают бессмысленность объединения людей для построения социалистического общества.

Так, например, в послесловии брошюры от 25 мая 1918 г. он пишет: «Наконец, я указываю русскому народу, что Ленин царствует и производит расстрелы, сажает людей в тюрьмы, накладывает контрибуции и проч. и проч. потому, что он обманывает русский народ атеизмом; он не верит в Бога и его законы, а верит в лжеучителей Маркса и Энгельса и хочет насилием ввести социализм, т. е. такую глупую и безнравственную форму людского общежития, когда все будут бороться против всех».

В той же брошюре в предисловии ко второму изданию от 5 мая 1918 г. Симонович отрицает возможность I, II, III и последующих Интернационалов связать воедино людей, заверяя, что указанное может осуществить только религия.

Кроме того, Симонович измышляет ложные слухи про т. Ленина, говоря: «Германский император отправил Ленина в Россию, полагая насадить в ней анархизм, чтобы легче завладеть ею».

Сопоставляя Либкнехта с Лениным, Симонович выражается так: «Я не думаю, чтобы Либкнехт стал натравливать одну часть населения на другую, как это делают Ленин с компанией, натравливая крестьян и рабочих на какую-то воображаемую буржуазию».

Большой интерес для исследователей представляют письмо Н. Я. Симоновича бывшему царю Николаю Александровичу Романову в Тобольск от 24 октября 1917 года и письмо Льва Толстого Николаю Яковлевичу от 26 февраля 1898 года. Несколько слов из письма к бывшему царю: «Я думаю, что по количеству пролитой человеческой крови Вы один из величайших злодеев в мире...»

Подлинно уникальным документом являются копии телеграмм из Астапова со 2 ноября 1910 года, рассказывающих о состоянии здоровья Л. Н. Толстого. По-видимому, они были использованы Николаем Яковлевичем при написании пьесы «Смерть Л. Н. Толстого».

В постановлении об окончании предварительного следствия от 2 ноября 1928 года указано, что «усматривая недостаточность собранных по делу доказательств для предания суду обвиняемого Симоновича, спецдело дальнейшим производством прекратить и сдать в архив. Всю отобранную при обыске литературу и переписку, как запрещенную к обращению, уничтожить».

Таким образом, брошюра «Золотая грамота» стала раритетом для Липецкой области. Во второй раз Николая Яковлевича вызвали на допрос 30 апреля 1933 года. Обвинили его в связи с немцами, обучавшимися в авиационной школе. Симонович показал: «Я по убеждению толстовец. Как таковой я не согласен с Соввластью и коммунистами в религиозном вопросе. Я считаю, что религия нужна русскому народу, без религии народ жить не может. Я также не согласен с насилиями против кулаков и др. людей, которые применяют Соввласть при ликвидации кулачества как класса в так называемой классовой борьбе. Конечно, не согласен с расстрелами, которые применяют к людям, враждебным Соввласти. Я считаю, что классы нельзя уничтожить борьбой и насилием, а только с распространением правильной религии и религиозным воспитанием. Не могу и быть согласен с тем, что Соввласть не дает свободы слова и свободной печати своим гражданам, и я не имею возможности печатать и распространять свои религиозные произведения. Поэтому я за свободную печать и свободное слово».

2 августа 1937 года последовал новый арест. Обвинение было стереотипным — контрреволюционная агитация. Выписка из протокола заседания тройки УНКВД по Воронежской области от 15 октября 1937 года. Слушали: «Дело Липецкого горотдела НКВД по обвинению Симонович Николая Яковлевича, 1868 г. р., уроженца г. Ленинграда, проживающего в г. Липецке, бывшего меньшевика, арестовывавшегося в 1928 г. и в 1931 г., до ареста работавшего заведующим Липецкой лабораторией. Обвиняется в том, что проводил контрреволюционную агитацию пораженческого характера. Высказывал террористические намерения против вождя ВКП(б), руководителей Советского правительства и коммунистов. Клеветал на Советскую власть. Восхвалял фашистский строй. Распространял провокационные слухи о голоде колхозников. Содержится в тюрьме г. Липецка. Постановили: Симонович Николая Яковлевича расстрелять. Дело сдать в архив».

Спустя 7 дней Симоновича Николая Яковлевича расстреляли. Долог был путь к реабилитации заведующего химико-бактериологической лабораторией.

Сестре же Николая Яковлевича, благодаря которой он и перебрался в Липецк, повезло неизмеримо больше. Нина Яковлевна Симонович-Ефимова прожила долгую, более чем восьмидесятилетнюю жизнь.

В 10-20-е годы она создала интересные «липецкие» серии миниатюр, запечатлевшие навсегда ушедшие уютные дворики,
дома с узорчатыми наличниками, тенистые аллеи Нижнего парка, склоны Каменного лога. Широко известны и работы ее мужа,
талантливого художника и скульптора Ивана Семеновича Ефимова.

В 1963 году заявление его племянницы Дервиг Елены Владимировны осталось без последствий.

И только 16 апреля 1989 года честное имя Николая Яковлевича Симоновича было восстановлено.

 


Литература:

  1. Валерий Поляков, зам. заведующего архивным отделом администрации области
  2. Нина Василевская

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Гость
Ответить в этой теме...

×   Вставлено с форматированием.   Восстановить форматирование

  Разрешено использовать не более 75 эмодзи.

×   Ваша ссылка была автоматически встроена.   Отображать как обычную ссылку

×   Ваш предыдущий контент был восстановлен.   Очистить редактор

×   Вы не можете вставлять изображения напрямую. Загружайте или вставляйте изображения по ссылке.

Загрузка...
Авторизация  




  • Заходи, нужно многое обсудить, нам нужен твой совет! 

    Мы ждали именно тебя! 

  • Похожий контент

    • От Open Lipetsk
      Учёный-химик, бактериолог Н. Я. Симонович родился 20 декабря 1868 года в Петербурге. Его отец, Яков Миронович, был детским врачом, педагогом дошкольного воспитания и издателем. Мать, Аделаида Семёновна, была также педагогом и издателем. В 1863 году они организовали первый детский сад в России. В 1883 году отец умер.
      Н. Я. Симонович окончил Красноуфимское сельскохозяйственное училище и Санкт-Петербургский университет. До революции служил химико-бактериологом в Тверской городской лаборатории и преподавал химию в первом Тверском техническом училище, увлекался пчеловодством, бактериологией. Собрал собственную бактериологическую лабораторию и содержал её при тверской губернской земской больнице.
      Он — автор книг «Беседы по химии: руководство для учителей при производстве опытов с углекислотою» и «Гипотеза функции атомного веса элементов». Николай Яковлевич переписывался с Л. Н. Толстым, писал статьи толстовского стиля и публиковал их за свой счет, например — брошюру «Золотая грамота» и пьесу «Смерть Л. Н. Толстого». Его дочь Наташа (1892 — 1942) преподавала математику в тверских школах, жена Мария Димитриевна (1865 — 1940) работала главной кастеляншей губернской земской больницы. Н. Я. Симонович часто приезжал в имение своей родной сестры, художницы Нины Яковлевны Ефимовой (1877 — 1948) в Тюшевку, заглядывал и в Липецк.
      В 1919 году в Твери стало голодно, и Николай Яковлевич договорился с Липецким Горздравотделом об организации в Липецке химико-бактериологической лаборатории, для которой он дал свое оборудование. Вместе со своей семьёй, а также с матерью и племянником Адрианом (сыном сестры Нины Яковлевны) Н. Я. Симонович переехал в Липецк.
      Поселились Симоновичи в Доме провизора В. К. Вяжлинского (построен в 1910 году в стиле модерн архитектором В. И. Фрейманом, ныне Художественный музей им. В. С. Сорокина «Дом мастера» на ул. Ленина). На первом этаже размещалась его химико-бактериологическая лаборатория, в которой работал ученый. Лаборатория была его детищем, для которого он приобретал новейшие приборы, в том числе и заграничные. Жена Н. Я. Симонович Мария Дмитриевна вспоминала: «... лаборатория для него более чем кровное детище, которое он создал сам, по крохам в 45-летний период. Это центр души его, его помышлений, желаний, исполнений и радостей».
      Николай Яковлевич наладил работу химико-бактериологической лаборатории и не только делал анализы, но и в неслужебное время бесплатно лечил крестьян в пригородных селах. На Рождество собирал детей и организовывал для них домашний театр. Когда началось раскулачивание, он помогал бедствующим семьям, писал письма, хлопотал. В 1920-х годах гастролировавшие по селам Липецкого и Лебедянского уездов кукольники И. С. Ефимов и его жена Нина Яковлевна, сестра Николая Яковлевича, приезжая в Липецк 1924 и 1926 годах, всегда останавливались в его доме. В 1922 году Симоновичам пришлось выехать из дома Вяжлинского, для жилья они стали снимать квартиры в верхней части города.
      В 1928 году Н. Я. Симоновича арестовали. Причиной его ареста послужили 780 экземпляров брошюры «Золотая грамота» и 103 экземпляра пьесы «Смерть Л. Н. Толстого», которые он привез из Твери. 2 ноября 1928 года следствие было прекращено, но вся отобранная при обыске литература и переписка, как запрещенные к обращению, были уничтожены. Второй раз Николая Яковлевича вызвали на допрос 30 апреля 1933 года, обвинив его в связи с немцами, обучавшимися в авиационной школе. 2 августа 1937 года последовал новый арест по обвинению в контрреволюционной агитации, и по решению тройки УНКВД по Воронежской области от 15 октября 1937 года спустя семь дней Н. Я. Симонович был расстрелян. 
      18 апреля 1989 года Николай Яковлевич был реабилитирован.
    • От Open Lipetsk
      Дом аптекаря — старинный объект архитектуры, украшающий территорию Верхнего парка в Липецке.
      Бывшая ул. Дворянская начиналась двухэтажным особняком, возведённым в стиле модерн. Здание построено в 1910 г. для провизора Вяжлинского. Автором проекта являлся тамбовской епархиальный архитектор В. И. Фрейман.
      Дом вырос в совершенно необычном месте, на перекрестке трех дорог, почти как в сказке: налево пойдешь — на Дворянскую улицу попадешь, направо пойдешь — окажешься на курорте. А прямо, за дом, лучше не ходить, особенно в наши дни, в начале XXI века: там неухоженный склон, круто спускающийся к улице Салтыкова-Щедрина, заросший кустами и колючками и отнюдь не украшающий центр города.
      Прохожие с улицы Дворянской (да и сейчас с улицы Ленина) и с Петровского спуска могли видеть только парадные стены особняка и ажурный балкончик — прелестную деталь маленького «утюжка», к которому, как говорится, не зарастала народная тропа. Привлекали липчан и гостей города сюда не только медицинские надобности, но и товары, которые продавались в писчебумажном и хозяйственном магазине «Взаимная польза», который провизор расположил в своем доме. Такое совмещение профессий и товаров никого не удивляло в дооктябрьской России. Вяжлинские были люди известные. Сестра Виктора Константиновича, Мария Константиновна, служила начальницей Липецкой женской гимназии. Это симпатичное двухэтажное здание из красного кирпича, ставшее в советское время средней школой № 1, еще сравнительно недавно располагалось у Верхнего (ныне Комсомольского) пруда.

      Прямоугольный с оторванным в плане северо-западным углом двухэтажный дом расположен в центре города на важном, с градостроительной точки зрения, месте — Ленинского и Петровского спусков. Фасады обрабатываются лопастями в двухмерном ритме — широкие по высоте фасады, уже на уровне второго этажа в опорах между окнами. Оконные проемы первого этажа широкие, прямоугольные, на втором этаже они соответствуют узким прямоугольным проемам, под которыми расположены прямоугольные обшитые панелями ниши. В декоративной отделке фасада использована глазурованная плитка двух цветов — светло-кремовая и темно-зеленая. Отрезанный северо-западный угол здания акцентирован на уровне второго этажа кованым балконом. Здание увенчано карнизом с большой вытянутой, поддерживается двойными скобками. По периметру распутанного карниза расположены три чердака с центральными щитами полукруглого силуэта. По бокам мансарды и между ними установлены парапетные постаменты, современная кованая решетка.
      Первый этаж дома заняли торговые залы, второй предназначался для проживания семьи Вяжлинского.
      Чуть позже, с 1919 по 1922 год, здание стало домом для семьи ученого Николая Яковлевича Симоновича и замечательных кукольников Нины Симонович и ее мужа Ивана Семеновича Ефимова. Потом было отдано Горкому ВКП, райкому КПСС, управлению топливной промышленности.
      В 1980-х годах существовало немало споров, касающихся судьбы постройки. Победила идея известного художника Дворянчикова, который предлагал создать в Доме аптекаря Музей-мастерскую художника В. Сорокина. В честь его 80-летия в городе организован прижизненный Музей-мастерская Сорокина, который в 2002 г. был переименован в «Художественный музей им. В. С. Сорокина — Дом Мастера».

      Сегодня в музее собраны уникальные коллекции произведений лучших российских художников. Его с удовольствием посещают как горожане, так и гости Липецка.
      Здание является одним из лучших на территории Липецкой области образцов городского особняка, построенных в формах современного стиля.
×
×
  • Создать...