Перейти к содержанию
Задайте вопрос



  • Заходи, нужно многое обсудить, нам нужен твой совет! 

    Мы ждали именно тебя! 

  • Изменения статусов

  • Похожий контент

    • Автор Open Lipetsk
      Мы создали проект по истории Липецка и Липецкой области. Заходите.
       
       
      Каждая эпоха оставляет после себя определенные следы в виде названий местности, рек, озер, зданий, сооружений или легенд и сказаний, передающихся из уст в уста многих поколений.
       
      В Липецке таких памятных мест не так уж и много, но и они говорят о большой и интересной истории самого города и прилегающей к нему местности.
       
      Здоровый сухой климат, река с изобилием рыбы, огромные леса, в которых водилось много дичи, росли плоды, грибы и ягоды, издавна привлекали в эти края древних людей — наших предков.
       
      В первых веках нашей эры территорию края заселяли раздробленные славянские племена, которые на протяжении многих столетий притеснялись народами, жившими на востоке в обширных степных просторах бассейнов рек Тобол, Иртыш, Урал, Волга. Своими грозными нашествиями народы Востока не только ужасали, но и постепенно сами в них растворялись и исчезали. Этот процесс вошел в историю как «великое переселение народов». Народы Востока в лице сарматов, скифов, аланов, гунов, болгаров, аваров, печенегов, половцев и других вели в основном кочевой образ жизни, занимались охотой, скотоводством, нападениями и грабежами соседних народов.
       
      В IV веке многие земледельческие славянские племена, жившие в верхнем Подонье, были вытеснены на запад кочевыми племенами гуннов. Расселяясь в новых местах, славяне несли с собой и названия прежних родных мест.
       
      Интенсивное заселение лесостепной зоны происходит в начале VIII века за счет славянских племен, теснимых с Северного Кавказа хазарами, принявшими в 730 году иудейскую веру. Особенно поток славянских переселенцев увеличился после погромного похода арабского войска Мервана в 737 году, наиболее тяжелые удары которого пришлись по славянскому населению юга. «Указанные обстоятельства обусловили рост существующих и строительство новых городов на всей полосе лесостепи от Центрального Поднепровья до устья Оки, включая верхнее течение Северного Донца и Дона.
       
      К концу VIII — началу IX веков разобщенные славянские племена перед лицом сильного врага (степных кочевников — на востоке, юге и различных финских и литовских племен — на севере) составили три сильных племенных объединения восточных славян: Куявия (Киевская земля), Славия (Новгородская земля) и Артания (земля, занимающая территорию от верховьев Дона до Приазовья). Эти факты подтверждаются в источниках арабских писателей Джайхани и Фарси.
       
      Из источников Фарси мы узнаем, что «… русы состоят из трех племен, из коих одно ближе к Булгару, а царь его живет в городе, называемом Куяба (Киев), другое племя называют Славия и еще племя называют Артония, а царь его находится в Арте… Арта находится между Хазаром и Великим Булгаром (Волжской Булгарией), которая граничит с Румом к северу. Они многочисленны и так сильны, что наложили дань на пограничные места из Рума».
      Арта в переводе с вайнахского языка, на котором говорят чечены и ингуши, означает поле, а Артания означала название славянского объединения русов-полян.
       
      Таким образом к началу IX века племенные названия славян: поляне, северяне, вятичи, родимичи, дреговичи и другие — приобретают характер не столько племенных, сколько территориальных обозначений.
      В 20-е годы IX столетия из-за Волги на территорию славянских поселений прорвались новые кочевники — угры-мадьяры, которые обосновались на юго-востоке Европы на загадочных территориях государств Ателькузы и Лебедии.
       
      Предполагается, «что Лебедия размещалась в лесостепной зонеДнепро-Донского междуречья. Об этом говорят такие топонимы, как Лебедянь, Лебедин, многочисленные Лебедевки, Люботин.», другие названия. В то время мадьяры находились в вассальной зависимости от Хазарского Каганата и использовались им как для сбора дани с пограничных славянских племен, так и для карательных целей. В древних источниках арабского писателя Ибн-Даста сообщается, что мадьяры «…воюя славян и добывши от них пленников, отводят они этих пленников берегом моря к одной из пристаней румской земли, которая зовется Карх…».

      В результате упорной борьбы с мадьярами славянам удалось изгнать их из Лебедии.
      К середине IX века на основе трех славянских объединений создается Древнерусское государство с центром в городе Киеве. Оно способствовало широкому развитию экономических связей между районами и отдельными областями Руси, содействовало укреплению общности материальной и духовной культуры, усилению единства славян в борьбе с кочевниками как на юго-востоке, так и на северо-западе.
       
      Начиная с 920 года и кончая 1060 годом, киевским князьям пришлось вести ожесточенные военные действия с узами и печенегами, в результате чего они были полностью разгромлены.
      Но уже в следующем 1061 году русские полки впервые встретились на поле брани с новыми кочевыми ордами половцев.
       
      К этому времени территория Липецкой области входила в состав Древнерусского государства и являлась восточным форпостом, служащим защитой от нападения степных кочевников.
      Хотя налеты их были неорганизованными, но они отличались стремительностью, внезапностью и жестокостью. Отход кочевников с награбленной добычей и пленными был таким же быстрым. Оставшиеся в живых не успевали организовать даже погоню.
       
      Сложные условия жизни в VIII — XI веках, наполненные постоянной тревогой, заставляли наших предков славян вести серьезные укрепления вокруг своих поселений.
       
      Важное значение в их обороне в то время имели природные препятствия в виде рек, озер, болот, оврагов и лесных массивов. Встретив на пути такие препятствия и возведенные укрепления, кочевники теряли внезапность нападения, а это позволяло жителям укрепленных поселений выиграть время для организации вооруженного сопротивления.
       
      Такие укрепленные поселения наших предков были найдены археологами на территории Липецкой области и города Липецка. Так, в Елецком районе на мысу высокого правого берега реки Воргол было обнаружено Воргольское городище. В далекой древности оно было обнесено высоким земляным валом с каменной кладкой и примыкающим к нему глубоким рвом. В процессе археологических раскопок здесь были найдены орудия труда, наконечники стрел, украшения и другие предметы домашнего обихода.
       
      В 1963 году было открыто древнерусское поселение у села Казинка Грязинского района в урочищах «Митькин Запор» и «Перемонще». Раскопки, начатые в 1966 году, показали, что это было обширное поселение, занимавшее десятки гектаров. Найденные предметы позволяют датировать это поселение XI — XII веками и говорят о тесных связях с Киевской Русью.
       
      В Липецке археологическим памятником того далекого времени является «Городище». Овеянное седыми легендами, в то далекое время оно являлось очень удобным убежищем для наших предков от внезапных набегов кочевников.
       
      Созданное укрепление располагалось на естественном холме с крутыми склонами на юге, западе и севере. С восточной стороны, более пологой, был насыпан земляной вал с въездными воротами. От ворот в обе стороны вдоль оборонительного вала был высокий забор из заостренных бревен. Вокруг холма текла быстрая и полноводная в то время речка Липовка, которая сохранилась до сохранилась до наших дней, но почти обмелела. Питалась речка на редкость чистой и холодной водой «Больших ключей», бивших прямо из подножья самого холма и «Малых ключей», вырывавшихся на поверхность из-под отвесного каменного, поросшего лесом, правого берега. Более мелкие ключи били прямо со дна реки. При впадении в реку Воронеж Липовка превращалась в широкую болотистую пойму.
       
      Отвесные берега Липовки, поросшие густым лесом, крутые овраги, болотистая пойма — все это являлось серьезными естественными препятствиями на пути степных кочевников и отвечало элементарной тактике защиты Липецкого городища от внезапных нападений в VIII — XI веках.
       
      К концу XII века на этом месте вырос довольно большой и хорошо укрепленный славянский городок «Липец», получивший свое название по имени реки Липовки.
       
      В укрепленном его центре находились хоромы князей, помещения для хранения оружия, имущества, съестных припасов на случай долгой обороны, различные укрытия и другие постройки.
       
      Вокруг стен городка жило посадское население, которое занималось различными ремеслами: металлургическим, кузнечным, гончарным и другими. Железо добывалось из местной руды, залежи которой выходили на поверхность земли. Однако господствующей формой хозяйства было пашенное земледелие. Сеяли рожь, просо, пшеницу, горох, разводили лошадей, коров, овец, коз, свиней и домашнюю птицу.
       
      Наряду с сельским хозяйством и ремеслом наши предки ловили рыбу, занимались охотой и бортничеством. В лесах водилось много лосей, кабанов, зайцев, лис, волков, барсуков, бобров и других зверей и птиц.
       
      Товарный обмен был развит слабо из-за бесконечных набегов степных кочевников.
       
      Археологическая экспедиция Ленинградского отделения института археологии АН СССР, проводившая в 1960 — 1962 годах шурфовки территории «Липецкого городища», обнаружила материалы, относящиеся к различным эпохам, в том числе и X–XVII веках. «Липецкое городище» сохранилось и дошло в измененной форме до наших дней. Находится оно в центре города по улицам Кузнечной, Трудовой, Большие и Малые ключи. На территории «Городища» установлен мраморный мемориальный обелиск с надписью: «Липецкое городище. Археологический памятник XII века. Охраняется государством».
       
      Следующая часть: Земли Липецкого края в период от феодализма до татаро-монгольского нашествия
       
      Колтаков В. М. Липецк. Страницы истории
       
      При копировании материалов ссылка на сайт openlip.ru обязательна.
    • Автор Open Lipetsk
      Нижний парк
      Во все времена одним из любимых мест для гуляний был Нижний парк. До 1955 года он являлся парком липецкого курорта, а затем становится Центральным городским парком культуры и отдыха.

      Город делает Нижний парк общедоступным (до 1958 года вход был платным), активно занимается благоустройством. 
      В 1959 году в Нижнем парке начинает работать «Зеленый театр», в 1962 году открывается планетарий на 40 мест, в 1963 году устраивается летняя эстрада на 1100 человек. 
      В Нижнем парке находились «Сказочный городок», спортивная площадка, аттракционы, несколько танцевальных павильонов (для молодежи и «для тех, кому за 30»), павильон настольных игр.
      Липчане, чье детство и юность приходилось на 1960-70 годы с удовольствием вспоминают о многолюдье и спокойствии Нижнего парка, о концертах артистов Липецкой филармонии в «Зеленом театре», питьевых фонтанчиках с минеральной водой, об аттракционах «Самолет» и «Лодочки», «Комнате смеха». 
      Филармония
      В Нижнем парке находилось здание, сыгравшее большую роль в культурной жизни Липецка. До революции в нем располагался курортный зал Липецкого курорта, в советское время, до 1967 года — Липецкий драматический театр, а с 1968 года — Липецкая филармония. 
      На протяжении 150-летнего существования в этом здании выступало немало талантливых актеров и выдающихся музыкантов. По воспоминаниям липчан, в конце 1960-70-х годов зал филармонии, рассчитанный на 600 человек, считался одним из лучших по акустике в городе. 
      Концертные выступления не только заезжих знаменитостей, но и артистов Липецкой филармонии были настолько востребованы, что билеты приходилось брать заранее, выстаивая длинную очередь.
      С 1969 года в штате Липецкой филармонии начали работать А. Безденежный (тенор), А. Харламов (иллюзионист), Б. Быков (баян), А. Пугачева (эстрадный вокал), А. Капитуров (баритон), а так же ВИА «Веселые тромбоны» (руководитель В. Шульман). 
      Площадь Революции
      Площадь Революции — имеет особое место в воспоминании липчан. Не потому что в центре его до 1967 года находился памятник Ленину и доска почета, а после памятник революционерам. 
      На площади Революции находились любимые кафе и магазины: гастроном № 44, кафе «Родничок», книжный магазин № 8. 
      Кафе «Родничок» состояло из двух павильонов с небольшим фонтанчиком между ними. В левом павильоне продавали мороженое и кондитерские изделия, в правом ностальгически вкусные пельмени.
      Рядом находился книжный магазин с букинистическим отделом. Во время завоза книг, около магазина, задолго до его открытия, выстраивалась очередь. 
      Комсомольский пруд
      Комсомольский пруд ведет свое начало со времен Петра Первого. Современное название получил во время реконструкции 1956 года, когда городская комсомольская организация взяла на себя часть работ. 

      Берега пруда были выложены парапетом с балясинами, украшены фигурами спортсменов. В начале 1970-х скульптуры и парапет требуют ремонта. Стенки из бутовой кладки меняют на бетонные. 
      У липчан к пруду двоякое отношение. Любимым это место было только в периоды благоустроенности. 
      Кинотеатры
      Самыми популярными кинотеатрами Липецка в 1960-1970-х годах были «Заря» и «Октябрь». 
      Кинотеатр «Заря» был открыт 4 августа 1957 года. Это первый широкоэкранный кинотеатр в Липецке и 36-й в стране. Он имел два зала, рассчитанные на посещение 500 человек. В малом зале перед сеансом играл эстрадный ансамбль. В фойе кинотеатра работал буфет. 
      С начала 1960-х годов в кинотеатрах «Октябрь» и «Заря» появились автоматы с газированной водой. В «Октябре» проводились не только просмотры фильмов, но и встречи с артистами. По воспоминаниям липчан в 1970 году перед показом фильма «Вызываем огонь на себя» проходила встреча с народной артисткой РСФСР Людмилой Касаткиной. 
      Магазины
      К 1970-м годам общий уровень жизни людей возрос. Средняя заработная плата составляла 120-160 рублей. Цены на продукты в течение десятилетия оставались почти неизменными. Так, мясо стоило 2 руб. за кг, сливочное масло — 3,5 руб. за кг, вареная колбаса — 2,2 руб. за кг, буханка хлеба — 16 коп., литр молока — 27 коп. 
      Если продукты были дешевыми, то потребительские товары стоили дорого: мужской костюм — 150-250 руб., черно-белый телевизор — 230-260 руб., цветной — 760 руб., автомобиль «Жигули» — 6-7 тыс. руб. 
      Многие товары повседневного спроса и бытовая техника приобретались в кредит. Вещи купленные в советское время служили своим хозяевам десятилетиями. 
      В это время в Липецке строятся большие магазины. Первый крупный универмаг площадью 3000 кв.м. был построен в 1963 году на ул. Ворошилова. Большинству липчан он известен как «бывший «Детский мир». Покупателей обслуживало более 100 продавцов. 
      В универмаге был большой выбор тканей — 600 видов. Для того, что бы липчанкам было легче сделать выбор, пред универмагом периодически устраивались показы модной одежды. 
      В 1974 году в Липецке открывается ЦУМ — самый большой универмаг в Центрально-черноземном округе. Его площадь — 5,2 тыс. кв.м., покупателей обслуживало около 300 продавцов. 
      События в народной памяти
      В апреле 1970 в городе был сильнейший паводок. Река Липовка вышла из берегов и затопила всю прилегающую территорию. 
      По ул. К.Маркса и пл. Революции можно было передвигаться на лодках. 
      Казалось совсем недавно безводная Липовка по словам липецкого поэта: 
      «Как зверь — полна отваги: 
      Шумит, бушует и ревет, 
      Каптажи рвет, 
      Бросает на берег жилища 
      И грабит все подножье Городища».
       
      Больше фотографий о Липецке 1960-1970 годов в нашей Галерее.
      Екатерина Сергачева, Липецкий музей народного и декоративно-прикладного искусства
    • Автор Open Lipetsk
      Друзья, представляем для вашего внимания электронную книгу Лето на Липецком курорте. Была произведена большая работа по копированию с оригинала книги.  Пожелания, предложения приветствуются
      Приятного чтения.
      Скачать книгу могут только зарегистрированные пользователи нашего форума.

      Скачать книгу: А.С. Толстов. Лето на Липецком курорте.pdf
    • Автор Open Lipetsk
      Уникальные исторические кадры Липецка и НЛМЗ (НЛМК):
      памятник Петру I, НЛМК – листопрокатный цех №1 (выведен из работающих подразделений комбината), сквер на проспекте Мира, кинотеатр «Октябрь» – старое здание на площади Революции, проспект Мира – пересечение с улицей Прокатная, здание финансово-экономического института, ДК НЛМК и ДК тракторостроителей, силикатный завод, виды Липецка со стороны Комсомольского пруда на здание областной администрации и здание пенсионного фонда Липецкой области.  
       
    • Автор Open Lipetsk
      Лето на Липецком курорте. Очерк А. С. Толстова. 1902 год.
      Глава 1
      В конце мая меня занимал вопрос, на какой из русских курортов поехать, чтобы избавиться от ревматизма. Я решил сам выбирать курорт для лечения. Обложился путеводителями по разным русским курортам, добрый знакомый ссудил меня целой серией брошюр «Наши русские курорты» — приложение к журналу «Народное здравие». Изучил добросовестно. Все они носят рекламный характер: на всех курортах хорошо — целебно и жизнь дешева.
      — Ну, конечно, едем на Кавказ! — решили мы, когда прочитали новый путеводитель по Кавказским минеральным водам: так все дешево и так целебно... На Кавказ!
      — А правда ли здесь пишут? — шепчет голос сомнения, — Не пришлось бы раскаяться.
      И так и сяк почитаю путеводитель — все дешево, а сомнение берет. Попал мне в руки нумер «Донской Речи», почитал корреспонденцию из Пятигорска о том, как там дерут домохозяева бедных больных, — решил ехать куда-нибудь попроще, подоступнее — в Руссу или в Липецк. В Руссе я был: курорт благоустроенный и от ревматизма помогает, да только климат скверный... Едем в Липецк.
      Наш поезд вышел из Ярославля. Страшная молния сверкала в окно вагона; свет ея был зловещим среди ночной темноты. Боязливые пассажирки закрывали шторы. Дождь лил, как из ведра.
      Перед нами сидел инженер с семейством, вошли они в Ярославле. Начался разговор, конечно, с погоды. Подивились сообща и молнии и дождю, а потом уже и последовали вопросы:
      — Далеко ли едете?
      — В Липецк... а вы?
      — В Пятигорск, поотдохнуть и полечиться. Тема для нас очень интересная. Инженер и его семья взапуски восхваляли дешевизну жизни на Кавказе. К ним присоединилась дама из Воронежа.
      — Знаете ли?! — восклицает она: — на Кавказе жизнь гораздо дешевле, чем в Липецке... Я знаю отлично.
      Нас убеждают поехать на Кавказ.
      Но мы все-таки решили заехать в Липецк — познакомиться с курортом: понравится — остаться там, не понравится — уехать на Кавказ.
      Прошла вторая ночь нашего пути — мы уже за Ряжском. Кругом царство поля.
      «Мелкнет жилье, мелкнет едва, а там поля, опять поля». Среди полевого простора виднеются, как маяки среди моря, сельские церкви. Мы едем плодороднейшим уездом Рязанской губернии —Раненбургским. До последнего времени местность эта была глухая: здесь пролегал только один железнодорожный путь — от Рязани до Козлова. Все хлебные богатства этого уезда стягивались на станцию Александро-Невск (прежде Раненбург и Якимец), которая из маленького поселка разрослась в городок. Теперь значение ея упало: Раненбургский уезд изрезан железными дорогами, он, скрещиваясь, образуют здесь треугольник, в вершинах которого находятся станции — Раненбург, Астапово и Конюшки. Почти на каждой станции открылась ссыпка хлеба; например, станция Конюшки, возникшая среди поля, близ деревушки Писцово, отправляет ежегодно более 2000 вагонов хлеба.
      Со станции Богоявленск, откуда начинаются ветви Рязанско-Уральской жел. дороги на Смоленск, Москву и Елец; мы вступаем в пределы Козловского уезда. Опять та же ширь полей. На станциях бабы, девушки и ребятишки в изобилии продают лесную землянику.
      А вот и шумный, богатый Козлов. Вокзал, когда-то отличавшийся роскошью, теперь позапущен, требует ремонта. Буфет торгует очень оживленно. По платформе целыми толпами разместились переселенцы, больше хохлы, ждут чуть ли не третий день отправки в Ряжск, а там опять ждать. Такие толпы можно встретить, кроме Козлова, в Грязях, Богоявленске и Ряжске. — В Козлове с 1901 г. издается «Козловская Газета». Я приобрел нумер в надежде найти что-либо о Липецк —ничего. Газета слишком молода, физиономии должной не успела еще приобрести.

      Мы в Грязях. Грязи — одна из лучших станций Российских жел. дорог. Зал I и II кл. высокий, в два света, с зеркальными простенками. Всякий, кто бывал на этой станции, знает, какое огромное движение бывает на ней летом. Утром и вечером здесь сходятся по нескольку поездов. Тогда начинается перетасовка пассажиров: одни из орловского поезда пересаживаются в кавказский, другие с кавказского на царицынский. Шум, толкотня, постоянные звонки, выкрикивание сторожей: «В Козлов, Ряжск, Рязань, Москву — пожалуйте садиться!» свистки кондукторов и паровозов. На это время сюда стекается много воров, иногда прямо из рук выхватывают вещи у пассажиров, особенно ночью.
      Нам тоже пришлось пересесть в липецкий поезд, и мы очутились в положении переселенцев: все поезда ушли, а наш ни с места. Пассажиры волновались, грозили жаловаться, но потом скоро закуривали папиросы и мирно начинали беседовать. Энергичнее оказалась одна барышня. Она долго терпеливо лежала на диванчике, потом вскочила, выбежала на площадку и набросилась на первого попавшегося смазчика.
      — Что это за безобразие!... Какие это порядки! Все поезда ушли, а мы не уехали еще... Почему наш поезд не едет?
      Смазчик от такого потока слов растерялся, он виновато отвечал:
      — Так что, барышня, я не причем... как начальство...
      — Начальство, начальство... знать я ничего не хочу... Начальство, а поезд не едет...
      Совершив свою миссию, барышня снова улеглась. Слова ее как будто подействовали. Через несколько времени поезд уже мчал нас от Грязей к Липецку. Я в последний раз пробежал по путеводителю, как вести себя при приезде в Липецк.

      Вдали, утопая среди садов, показался Липецк, на высокой горе, у подошвы которой вьется красавица река Лесной Воронеж. Переезжаем ее по мосту. Далее по одну сторону полотна идут поля, а по другую — море садов, владение крестьян пригородных сел; сады тянутся на несколько верст. Мы проезжаем мимо огромного, великолепно построенного чугунно-литейного завода бельгийского общества. Три колоссальные трубы этого завода, далеко видны отовсюду, служат памятником нашумевшей в свое время кожинской истории. В окрестностях Липецка много залежей железной руды, принадлежит она городу и соседним крестьянам. Всю ее задумал прибрать к своим рукам бывший липецкий предводитель дворянства Кожин — человек, не получивший никакого образования, но с практической сметкой. Скупал он руду за безценок (¼ коп. за пуд), не пренебрегал при этом никакими средствами, пользовался своей властью в уезде и водочкой. Мужики подписывали приговор, обыкновенно, в том блаженном состоянии, когда «по колено море». Городу он пообещал выстроить завод на его земле, а вместе с тем, конечно, должна была оживиться торговля Липецка, поэтому и город попался на удочку предводителя.
      Благоприобретенные за безценок богатства Кожин перепродал, за высшую, конечно, цену, бельгийской акционерной компании. Начали копать руду и строить завод. Завод начали строить, да только не на городской земле, постройке на которой воспротивилась администрация Липецких минеральных вод, а на земле крестьян села Сокольского, в 6 верстах от города. Все ожидаемые блага от города ушли безвозвратно. Горожане взволновались, поднялись и мужики: хмель у них уже прошел. Начались судебные процессы; печать громила Кожина, для которого исход борьбы на этот раз не был благоприятен: крестьяне и горожане одержали верх, да к тому же только пред тем триумфально избранный предводителем на новое трехлетие Кожин за свои деяния был уволен от занимаемой им должности по Высочайшему повелению. В накладе остались бельгийцы: они без руды и без денег, отсюда возник новый процесс бельгийцев со своим бывшим директором Кожиным. Завод стоял не один год без дела.
×
×
  • Создать...