Перейти к содержанию
  • ×   Вставлено с форматированием.   Восстановить форматирование

      Разрешено использовать не более 75 эмодзи.

    ×   Ваша ссылка была автоматически встроена.   Отображать как обычную ссылку

    ×   Ваш предыдущий контент был восстановлен.   Очистить редактор

    ×   Вы не можете вставлять изображения напрямую. Загружайте или вставляйте изображения по ссылке.



  • Мы ждали именно тебя! 

    Заходи, нужно многое обсудить, нам нужен твой совет! 

  • Похожий контент

    • От thefate
      1868 год — Липецк и Липецкие минеральные воды.
      Часть 3
      Все, что мы сказали выше, — и отличнейшее местоположение, и редкие удобства жизни, делают Липецк таким уголком, где можно провести летние месяцы очень приятно и с величайшею пользою для здоровья, если бы там и не было даже никакого специального лечения. Между тем, липецкие минеральные воды, которые имеют свое хорошее прошедшее и которых свойства более или менее известны, в настоящее время преобразованы так, что все без исключения хронические больные, принужденные прежде возить свои недуги и деньги за тридевять земель, могут здесь найти доступную и верную помощь. Обратимся же к водам и скажем наперед несколько слов об их истории. Полагают, что липецкие минеральные воды открыты Императором Петром Великим в 1707 г. во время его пребывания на основанном здесь, по его повелению, чугунно-литейном заводе. Это очень правдоподобно, хотя есть также некоторые основания думать, что мнение об открытии Императором минеральных источников образовалось гораздо позже, основываясь на предании, касающемся других источников.
      Описатели вод передали публике, без критической оценки, местное предание; а между тем против него говорит тот важный факт, что если бы в Липецке была открыта Императором, как тогда называли, марциальная вода, то ни Император, ни его приближенные не оставили бы ее без всякого внимания, тем более, что Петр Великий сам, в последствии, лечился железною водою в Спа и в Олонецкой губернии. Предание же, что Петр Великий пил эту воду, только не из нынешнего источника, а где то выше, основано, кажется, на следующем. У монастырской церкви, единственной в начале XVIII века в этой местности, есть, как мы говорили выше, чудные монастырские источники, и Император Петр, посетив эту местность и остановившись вероятно в монастыре, не мог не обратить внимания на эти ключи и не пить их студеной воды, что и осталось в народной памяти; только предание, после открытия минеральных источников, отнесло рассказ к сим последним. Это рассуждение подтверждает следующий рассказ Щекатова: «Липецкие минеральные воды найдены в начале XVIII столетия. В старину была здесь Липецкая пустыня, стоявшая близ города, в горе над озером — в 1705 году осталась от нее каменная церковь Живоносного Источника (нынешняя монастырская церковка...) При сем монастыре был тот ключ минеральный целебных вод, коим пользовался и Государь Петр Великий».
      Как бы то ни было, но первые описания липецких вод относятся к концу XVIII столетия — это описания Гмелина и Шторха, а до 1800 года, воды оставались без медицинского употребления. Собственно только с этого года, т. е. со времени первых медицинских наблюдений над их действием и первого официального об этом донесения медицинской коллегии д-ром Вандером, можно считать существование липецких минеральных вод. До этого времени, источник был в болоте, и только в 1802 году обстроен. Вследствие донесения Вандера, правительство, от части из уважения к памяти Петра Великого, который, по преданию, пил эту воду, а также оценяя значение такого открытия для благосостояния страны, с поспешностью занялось исследованием и устройством вод, и уже с 1803 года начинается здесь настоящий приезд на воды и настоящее лечение. К этому времени относятся анализы и описания Шеле, Пфеллера и Альбини. Кстати, в этом периоде времени, выезд на воды за границу был затруднителен и в политическом, и в хозяйственном отношении, потому Липецк уже в первом десятилетии, после открытия вод, получил известность и сделался встречным местом русской знати.

      Не замедлили явиться постройки над колодцом, купальни и летняя галлерея для танцев и собраний; заводский пасад начал преображаться в город, который в 1805 году сделан уездным. Таким образом Липецк славился около двух десятков лет, хотя публика здесь, по-видимому, больше собиралась для удовольствий, чем для лечения. Очевидец, С. П. Ж., — автор «Записок Современника» пишет из Липецка в 1806 г: «Я познакомился со всеми почти приезжими больными и нашел, что они, за весьма немногими исключениями, все слава Богу здоровы и, кроме того, необыкновенно любезны и приветливы»...
      С упадком Наполеона и переменою отношений России к Европе, богатая русская публика, нуждающаяся в лечении минеральными водами, могла свободно выбирать между поездкою в Липецк и путешествием в чужие края; конечно последнее представляло больше привлекательности и потому с этого времени значение липецких вод для русской публики видимо, уменьшается. А так как липецкие минеральные воды не имели тогда порядочного медицинского устройства, то, очень натурально, все более и более теряли свое значение, когда гидро и бальнеотерапия в других местах совершенствовались.
      В Липецк продолжали только приезжать ближние помещики, к середине лета, по старой привычке, для балов и пр., и те из ближних больных, которые не имели возможности ехать дальше. Но, с течением времени, и условия общественной жизни тоже переменились; расточительное барство с молодеческим юношеством, а равно искатели счастья на зеленом поле, которые избрали было Липецк своим летним местопребыванием, постепенно стали оскудевать, пока наконец не сделались совершенным анахронизмом. Липецк опустел и оставался в этом положении до последнего времени. В пятилетний период, от 1860 по 1864 г, включительно, город получил от минеральных вод средним числом 111 р. 28 к. с. прихода от ванн, а так как ванны были по 30 к. с., то значит, что отпускалось средним числом 370 ванн в лето. Полагая на лечащегося по 37 ванн, окажется, что в эти года лечилось приблизительно по 10 человек.
      С прекращением приезда и самое заведение минеральных вод пришло в крайний упадок; колодцы и водопроводы завалились, здания, дурно ремонтированные, гнили и разрушались, сад обратился в сырую и неопрятную, ветловую рощу, В которую соседи гоняли коров и других домашних животных. Так целебные источники иссякли, самые свойства воды подверглись сомнению и Липецк, как лечебное место, существовал только в официальных бумагах. Для того, чтобы в наше утилитарное время можно было опять привлечь публику в Липецк, нужно было, кроме отстройки и улучшения всех частей минеральных вод, обратить внимание на новую сторону предмета — на медицинское устройство и терапевтическую пользу, которые в прежнее время стояли на втором плане. Эту задачу положило в основание своих действий акционерное общество, образовавшееся стараниями бывшего тамбовского губернского предводителя дворянства С. Д. Башмакова, с целью восстановить Липецкие минеральные воды.
      Проект предприятия составился после предварительного всестороннего исследования вод, порученного в 1864 г. Д-ру Новицкому, который освидетельствовал колодцы, произвел химический анализ вод, оценил все средства заведения и показал, что липецкие воды, по качествам своим и природной обстановке, могут быть легко приведены в очень хорошее положение и приносить большую пользу стране, причем составил специальные проекты и планы устройства. Таким образом, с весны 1865 года, учредители общества принялись за дело, и д-р Новицкий, назначенный врачем при липецких минеральных водах, начал преобразование их.
      В настоящее время, липецкие воды окончательно устроены и положительно начинают состязаться с другими русскими минеральными водами, оттягивая у них значительную часть публики. В сезон 1867 г. было уже около 200 чел. лечащихся, коим отпущено в заведении более 5,000 ванн.
    • От thefate
      Лето на Липецком курорте. Очерк А. С. Толстова. 1902 год.
      Глава 11
      Верхний парк лучшее местечко Липецка. Он помещается в конце Дворянской улицы и представляет дубовую расчищенную вековую рощу, которая раскинулась по горе, поднимающейся на 19 сажен над уровнем реки Воронежа и сначала отлого, а потом круто спускающейся к Петровскому пруду. Крутой спуск покрыт травой.
      У подошвы горы, по берегу пруда, раскинулась слобода Монастырка.
      Монастырка образовалась из бывших дворовых «Иванов». После 1861 года, получив свободу и никакого вознаграждения, многие из них приходили и селились под горой, ниже парка, на казенной земле. В конце слободки, вправо от парка стоит древняя церковь, оставшаяся от бывшей липецкой пустыни. Если мы от церкви спустимся несколько вниз, то подойдем к часовне. Из-под этой часовни бьет ключ чистой, холодной воды. Здесь на цепочке висит ковшичек, можно пить воду. Многие больные прямо с музыки из Верхнего парка заходят сюда пить воду. Внутри часовни ключ обделан в колодец.
      От часовни начинается деревянный мост через большой ключ, который устремляется в Петровский пруд. Если мы встанем на этом мосту лицом к парку, то увидим: из-под горы огромными тремя клубами бьет ключевая кода. Эти ключи, так называемые «Монастырские», давали в прежнее время начало реке Монастырке, впадавшей в Воронеж. Петр Великий приказал, раскопать русло Монастырки, и устроил огромный пруд в 100 десятин.
      В Верхнем парке аллей немного, самая лучшая из них проходит по средине парка, она замечательно тениста, кусты орешника образуют сплошной свод. Параллельно ей идет аллея или вернее дорожка по краю крутого спуска. С этой дорожки открывается превосходный вид, вдаль. Вы стоите выше крыш слободки Монастырки. Прямо расстилается гладкая водная поверхность огромного пруда. Берега его поросли высоким камышом и осокой, только изредка между ними промелькнет заливчик, некоторые из них очень далеко уходит в берег. Далее, на конце пруда, чернеется полоса, которая отделяет водную поверхность пруда от реки Воронежа — это плотина, каменная, очень широкая при основании. Близ нее, налево, на берегу пруда виднеются две-три маленькие хатки, утопающие в зелени ветел и камышей. Еще левее видно подгородное село Студенки, желтый храм его, а далее Сокольское, среди которого царят три трубы бельгийского завода, и сады, сады... Там, за плотиной вьется Воронеж среди лугов, луга усеяны стогами сена. Два железнодорожных моста повисли над рекой. А на том берегу реки поля, окруженные с одной стороны лесом, который подходит к реке. Направо, вдали, раскинулся Нижний парк, над ним возвышается весь Липецк. Чудная картина! Сидишь на скамеечке и глаз не хочется оторвать.
      В камышах кричат чайки. От Монастырки то и дело отплывают лодочки рыболовов и теряются в заливах среди камышей. Веселая компания, при помощи ребятишек, которые постоянно здесь присутствуют перетащила лодку через плотину из Воронежа в пруд. За ней вскоре другая, третья. Рассыпались лодки по ярко освещенной заходящими лучами солнца водной поверхности. Из музыкальной беседки несется музыка, гремит вдоль пруда и уносится за реку, в сосновый бор. Музыка кончилась — уходить не хочется. На лодке компания затягивает хоровую, но даже и «Осенний мелкий дождичек» не выходит — бросают; затягивают пресловутый «Плащ» — с трудом тянут. И эта нестройная вечерняя серенада кажется тогда хороша, и слушать ее готов.
      Мой приятель псковитянин Липецком остался страшно не доволен, клял его на все корки, а видом из Верхнего парка умилялся.
      Кроме продольных двух аллей, есть еще две-три поперечные аллеи, — вот и весь парк. Достопримечательность его — дупло старинного дуба, в которое могут поместиться несколько человек. Постройки здесь немного: небольшой домик при входе, кумысная и чайная беседка, музыкальная эстрада. Верхний парк у дирекции в забытьи.
      Впрочем, дирекция, называя его «жемчужиной Липецкого курорта», сознает, что эта жемчужина «остается пока без подобающей оправы». Чтобы придать парку-жемчужине подобающую оправу, дирекция хочет в недалеком будущем спустить великолепный Петровский пруд и речку Монастырку пустить в ее прежнее русло. Дело в том, что водная поверхность пруда медленно уменьшается, образуя болотистое место, и, по мнению профессоров Мушкетова и Павлова, лет через 80 или 50 пруд совершенно затянет илом. Не дожидаясь такого печального исхода, г. Макшеев решил пруд спустить, на месте его развести парк, т. е. расширить Нижний парк. Все это дело хорошее! Одно меня только смущает: найдутся ли средства, чтобы завалить огромнейшую яму, которая получится после спуска пруда? А что, если вместо красавца пруда или роскошного, по проекту, парка, по которому будет струиться речка Монастырка, образуется огромная, грязная, гнилая яма, да не через 50 или 80, а то и 180 лет, а может быть года через два или три? Тогда жемчужина совсем потеряет свою красу, да и великолепнее той оправы, которую она имеет сейчас, едва ли даст ему дирекция, спустив пруд. Но, впрочем, у дирекции на этот счет свои широкие замыслы: спуск пруда у нее стоит в общем грандиозном плане переустройства Липецких минеральных вод.
    • От thefate
      Лето на Липецком курорте. Очерк А. С. Толстова. 1902 год.
      Глава 5
      Липецкие минеральные источники были названы к известности в 1700 году Петром I: он первый обратил внимание на их целебность, испытав их благотворное действие лично на себе. Он часто проездом в Воронеж бывал в Липецке и купался в его железистых водах. Здесь даже был построен ему дворец, но он в 1806 г. сгорел и теперь не осталось от него никаких следов.
      Чтобы сделать липецкие воды достоянием большого круга людей, сделать их известными по всей России и убедить народ в пользе, получаемой от них, царь повелел опубликовать особое объявление «О Марциальных водах, сысканных в Олонце и Липецке, от каких болезней помогают оныя и как при том употреблении поступать тому докторское определение и Указ Его Царского Величества следуют».
      После перечисления рода болезней, от которых можно излечиться липецкой минеральной водой, в царском объявлении рекомендуется, однако, воды употреблять «добрым порядком», умеренно, только тогда можно получить исцеление. «А когда без порядку кто будет их употреблять с худой пищей и питием — говорится дальше в объявлении — также и не во время, то не только пользу какую получит, но еще вящшее повреждение здравию своему и болезнь наведет. И для того Его Царское Величество Всемилостивейший Император, милосердствуя своим подданным, яко отец», повелел докторам написать правила, как пользоваться водами и объявить для ведения в народе, чтобы всяк сведом был, как оныя воды употреблять, дабы непорядочным употреблением оных не был никто своему здравию повредителем. При объявлении были приложены и докторские правила.
      К концу 18 столетия липецкие воды пользовались уже большой известностью, к ним стекались из разных мест больные, и ключи были обстроены. Уже тогда, по свидетельству одного современника, около целебных ключей «собиралось ежегодно для пития воды приезжих и окрестных жителей до 300 человек, которые тут же, в промежутках употребления лечебной воды, развлекались играми в бар-городки и в свайку, а в раскинутых вокруг палатках — карточною игрою в бостон».
      Простому народу ближних селений изстари известно целебное свойство липецких вод, и он верил в нее. Интересное замечание есть в письмах того же современника, посетителя вод, по этому поводу. Когда он заметил крестьянам, что они без меры пьют минеральную воду и тем разрушают свое здоровье, то они ему ответили: «Господа пьют эту воду мерою, а мы пьем ее верою». Эта вера в целебность вод не оставила крестьян до сего времени: нередко, бывало, можно видеть, как ребятишки в полубутылках, кувшинчиках несут домой старшим минеральную воду.
      С начала 19 столетия на развитие липецких минеральных вод обратило внимание правительство. Так, в 1804 году был командирован для исследования вод доктор Альбини и аптекарь Швенсон, которые своими химическими и клиническими изысканиями доказали несомненную пользу вод. 25 апреля 1805 г. уже был назначен первый директор липецких вод, на обязанности которого лежало обстроить новый курорт, завести порядок. С 1805 г. по 1823-й воды находились в казенном управлении. В это время были обделаны колодцы, выстроены ванны, кофейный дом, галерея для концертов и танцев и проч. Липецк сделался любимым местопребыванием дворянства соседних губерний. Сюда съезжались они на своих огромных дормезах, со своими многочисленными Ваньками, Палашками; здесь они жили и веселились, как подобало помещику дореформенного периода. Памятником того времени осталась Дворянская улица со своими обширными домами, с колоннами и балкончиками, и садами. И теперь, когда проходишь по Дворянской, особенно вечером, так и кажется, что вот с одного из балконов, уже заросшего травой, польются звуки старомодного вальса; в другом месте, около старинной людской, где теперь сидят франтоватые горничные и кухарки, напевая вполголоса: «Ничего мне на свете не надо» — прежние «люди» в свободные минуты наигрывали на балалайках лихой трепак.
      С 1823-го года воды перешли в ведение города, так как правительство не надеялось поддержать их на должной высоте: казна была обременена расходами по войне 1812-го года. С переходом в руки города воды постепенно падали , приезд сократился до минимума — число посетителей в сезон равнялось одному, двум десяткам. Такое печальное состояние продолжалось до 1866 года.
      В 1865 году среди местных дворян явилась мысль поддержать воды образованием правильного общества с определенным капиталом. Главными деятелями и учредителями были местные дворяне помещики: князь В. И. Васильчиков, С. Д. Башмаков, М. И. Кожин. Курорт за это время значительно улучшился, и все, что в нем теперь есть хорошего, получило свое начало в то время. Но акционерное общество существовало, сравнительно, недолго: оно распалось вследствие личных недоразумений, и в 1882-м году липецкое городское управление снова должно было взять воды в свое заведывание, при том с значительным долгом. Несмотря на правительственные субсидии, воды, попав в руки города, шли к падению. Число источников с минеральной водой стало уменьшаться, так как вода в некоторых из них иссякла. Тогда в 1883 г. был командирован для исследования липецких минеральных вод знаменитый русский геолог, теперь покойный, профессор И. В. Мушкетов. Практическим результатом его исследования было значительное увеличение железистой воды в источниках. Этим Липецкий курорт был вызван к новой жизни. В то же время были произведены ценные геологические исследования горного инженера Войслава.
      В 1890-м году г. Липецк снова обратился к правительству, прося субсидии и откровенно сознаваясь, что, если она не будет выдана, то открытие сезона 1891 года представляется невозможным. Результатом такого ходатайства было отобрание от города липецких минеральных вод и учреждение казенного управления.
×