Перейти к содержанию

Поиск сообщества

Показаны результаты для тегов 'кожин'.

  • Поиск по тегам

    Введите теги через запятую.
  • Поиск по автору

Тип контента


Форумы

  • Город Липецк
    • О Липецке
    • История Липецка
    • Недвижимость Липецка
    • Магазины и ТЦ Липецка
    • Транспорт Липецка
  • Техника и технологии
    • Компьютеры, софт, IT
    • Строительство и ремонт
    • Автомобильный форум
    • Бытовая техника
  • Семейный форум
    • Медицина и здоровье
    • Для родителей
    • Кулинария
    • Свадьба в Липецке
  • Отдых, развлечения и увлечения
    • Отдых и спорт
    • Афиша мероприятий
  • Общение
    • Услуги. Купить — Продать
    • Просто общение
  • История Липецка Темы
  • Катки Липецка Обсуждаем

Календари

  • Мероприятия Липецка
  • Памятные даты Липецка и Липецкой области

Поиск результатов в...

Поиск контента, содержащего...


Дата создания

  • Начало

    Конец


Дата обновления

  • Начало

    Конец


Фильтр по количеству...

Регистрация

  • Начало

    Конец


Группа


AIM


MSN


Сайт


ICQ


Yahoo


Jabber


Skype


Город


Интересы

Найдено: 6 результатов

  1. Из альбома: Фотографии из книги Липецк и Липецкие минеральные воды 1868 год

    Липецкий вокзал, импонирующий своею величиной, когда, во время балов, украсится дубовыми венками, деревьями, цветами и пр., когда заблистает сотнями огней и наполнится нарядною публикою, представляет великолепнейшее зрелище. Общество минеральных вод, приняв его в самом жалком виде, похожим больше на хороший хлебный магазин, чем на бальную залу, не успело еще настоящим образом его устроить. Но есть проект сделать в вокзале паркетный пол, духовые печи устроить иначе уборные и буфет; а также по длине всего вокзала до самого минерального колодца построить крытые, каменные террасы для гулянья больным, которые не могут ходить по саду. Нынешний вокзал минеральных вод, каменное, довольно красивое здание — построен лет пятнадцать тому назад, стараниями М. И. Кожина, бывшего тогда предводителем дворянства. Прежний же вокзал, или так называемая тогда, галлерея, в которой веселилась публика во времена супиров и амуров, находилась по той стороне речки, между заведением минеральных ванн и березками. Она была деревянная и в конце сгнила так, что продана с аукциона за очень незначительную сумму, приблизительно 75 р. с. Фасадом она была обращена, как и ванны, к соборной горе, а часть сада, находящаяся перед нею до ограды, служила подъездным двором. Нынче это место составляет лучшую часть нижнего сада минеральных вод.

    © openlip.ru — Открытый Липецк

  2. 1868 год — Липецк и Липецкие минеральные воды. Часть 4 Но приступим к описанию самых вод. Когда вы въезжаете в нижний сад минеральных вод через главные ворота, находящиеся против гостиницы минеральных вод, вас ведет в середину заведения широкая, шоссейная дорога. На половине этой дороги есть садовая дорожка на право, по которой мы отправимся, чтобы обозреть последовательно и постепенно все заведение. Дорожка эта новая, высажена молодыми деревцами и упирается в деревянный мостик, через который открывается перспектива на коридор, соединяющий колодец минеральных вод с вокзалом. Колодец виднеется по правую сторону этой линии, вокзал по левую. Перед самым мостиком находится еще красивая площадка, называемая «под березками», которые сообщают ей чрезвычайно приятную тень. Тут находится и редкость — это два камня из эрратических валунов, очень интересны для геологов, и если бы не близкое соседство мельницы, которая содержится в безобразном виде, то эта площадка была бы одним из приятнейших мест в саду. Мостик через Липовку, перед которым мы стоим теперь, довольно длинен и высок, но не отличается ничем особенным: с него, на право — вид на разваленные мельничные шлюзы и городской мост, налево — на течение речки Липовки и главные аллеи сада. Во время процветания Липецка, когда тут собиралась лучшая часть русского общества, мостик этот, согласно тогдашнему романтическому настроению, был назван pont des soupirs, равно как другой мостик, находящийся вблизи заведения ванн, pont des amours. Сантиментальное название pont des soupirs оправдалось в последствии грустно комическим случаем. Рассказывают что вовремя посещения вод одним очень редким гостем, при директоре Момановиче, толпа мещан, сопровождавшая гостя, взвалилась на мостик, который, не будучи приготовлен к этому соответственною ремонтировкой, рушился под ногами, и любопытные с охами и вздохами в одно мгновение очутились по пояс в Липовке. Но, слава Богу, этот случаи, как и супиры, от которых мостик получил первоначальное название, остался без трагических последствий. Перешедши мостик, вы находитесь в расстоянии нескольких саженей от главного минерального колодца, постройки чрезвычайно красивой и отличающейся чисто классической простотой и изяществом. Это круглое здание, 35 футов в диаметре, окруженное четырьмя портиками, опирающимися, каждый, на десять колонн; покрыто сферическим куполом с двухэтажной башенкой, шпилем и громоотводными цепями. Здание колодца, воздвигнутое лет тридцать или сорок тому назад, стараниями какой-то богатой больной, обязанной липецкой воде своим выздоровлением, в непродолжительный срок своего существования, успело много потерять из первоначальной своей красоты. Во-первых, построенное на тинистой, ключевой почве, значительно село, а плохою ремонтировкой и недостатком внимательного надзора, от дождей, весенних вод и пр. во многих местах подверглось порче. В 1865 г., здание колодца, вместе с водопроводами, внутренним бассейном и источниками, отстроено по возможности и приведено в безопасное состояние: но для того, чтобы ему придать надлежащий вид, оно требует еще капитальных починок. Внутренний водоем состоит из четырехугольной цистерны, выстроенной из шлифованного известняка и окруженной чугунною, бронзированною решеткою. В цистерну, из боковых ее стен, вытекают, из львиных пастей, два ключа целебной минеральной воды, — с юга источник Петра Великого, с севера источник Альбини. Вода третьего источника, Пфеллерова, проведена в наружный колодец, находящийся с северной стороны ротонды и служащий вместе сточным колодцем для всех ключей. Вблизи колодца есть калитка, ведущая на площадь и замечательная тем, что против нее находился дом Императора Петра Великого. По дорожке, на которой выстроена калитка, вероятно Император, ходил в заводы, находившиеся в этой же местности, по близости Липовки. Ныне государева дома нет и следа, не смотря на то, что он выстроен был на каменном Фундаменте, с подвалами и пр. Место его заняли подвижные лавочки, и кажется хозяева их содержат деготь, рыбу и прочие предметы своей торговли в тех подвалах, которые государь выстроил для своей казны и в которые даже ход был из его спальни. Так, к стыду Липецка, сохраняется бесценная память строителя города и Государства... Из колодца ведет в вокзал крытый коридор, которым проходят в ненастное время; обыкновенно же, кратчайший путь в вокзал по широким, каменным ступенькам к садовому крыльцу или, так называемой, «каменной террасе». Входя в вокзал из саду, т. е, через каменную террасу, вы прежде всего заметите на обстройке этой террасы четыре длинные, чугунные доски, с надписями 1707 и 1776 годов. Первый год — это год основания липецких чугунных заводов и, вместе, открытия липецких минеральных вод (по преданиям), а второй, — это год перестройки заводов. Эти памятные доски, отлитые вероятно для помещения где-нибудь на стенах заводов, лежали, собранные в кучу, под березками и только в 1865 г., при перестройке террасы, помещены здесь. С террасы входят сначала в комнату, называемую «под аркой», потому что аркой отделяется она от самого корпуса; в этой комнате помещаются шкапы с библиотекой и архивом и в летнее время лежат журналы и газеты. Сам вокзал не отличается ни особым устройством, ни изяществом, — это длинная, большая зала, без всяких украшений, снабженная только хорошею дубовою мебелью. В одном конце залы, западном, за перегородкою, обитою пунцовым тиком, находится дамская уборная и комнатка для служб, в восточном конце, за такою же перегородкою, буфет и дальше — посудная и кухня, помещенные в двухэтажной, каменной пристройке, воздвигнутой в 1865 г. Середина залы тоже двухэтажная и тут находятся хоры для музыкантов и той части публики, которая не желает или не может быть в зале. За другою аркой, находящеюся против той, через которую мы взошли —передняя с швейцарскою и гардеробом, а дальше крыльцо и подъезд со стороны улицы. Липецкий вокзал, импонирующий своею величиной, когда, во время балов, украсится дубовыми венками, деревьями, цветами и пр., когда заблистает сотнями огней и наполнится нарядною публикою, представляет великолепнейшее зрелище. Общество минеральных вод, приняв его в самом жалком виде, похожим больше на хороший хлебный магазин, чем на бальную залу, не успело еще настоящим образом его устроить. Но есть проект сделать в вокзале паркетный пол, духовые печи устроить иначе уборные и буфет; а также по длине всего вокзала до самого минерального колодца построить крытые, каменные террасы для гулянья больным, которые не могут ходить по саду. Нынешний вокзал минеральных вод, каменное, довольно красивое здание — построен лет пятнадцать тому назад, стараниями М. И. Кожина, бывшего тогда предводителем дворянства. Прежний же вокзал, или так называемая тогда, галлерея, в которой веселилась публика во времена супиров и амуров, находилась по той стороне речки, между заведением минеральных ванн и березками. Она была деревянная и в конце сгнила так, что продана с аукциона за очень незначительную сумму, приблизительно 75 р. с. Фасадом она была обращена, как и ванны, к соборной горе, а часть сада, находящаяся перед нею до ограды, служила подъездным двором. Нынче это место составляет лучшую часть нижнего сада минеральных вод. Отправляясь из вокзала дальше в сад, мы каменной террасой сходим на небольшую площадку, обсаженную акациями и замкнутую двумя новыми павильонами, выстроенными один для галантерейной лавки и модного магазина, другой для фотографии, которые помещались прежде в вокзале, или городили себе клети, цепляясь к его стенам. Из этой площадки, несколько наискосок и на право, идет широкая и видная аллея, упирающаяся в насыпную, очень крутую гору, на которой стоит беседка для музыкантов. Обогнув горку, мы выходим на аллею, идущую от главного минерального колодца вглубь сада, и по ней отправляемся дальше. Тут, во первых, наше внимание привлекает круглая площадь, обсаженная высокими деревьями, обставленная скамеечками и украшенная цветами, из которых образованы по середине три пирамидки, — это самое нарядное место в саду и любимый отдых липецкой публики, так как отсюда очень хорошо слушать музыку, играющую на горке, в двух или трех десятках шагов. Южнее от круглой площадки находится лабиринт дорожек высаженных акатником и составлявших некогда настоящий сад минеральных вод; на север, русло Липовки и тут же красивый, каменный мостик, построенный на месте обветшалого pont des amours — а, прямо перед вами великолепнейшая аллея, так называемая, «большая аллея» нижнего сада, лучшее убежище публики в знойные дни, так как на этой аллее во все часы дня сохраняется неизменная тень. Эта аллея проведена через весь парк до самого озера, но устроена только до мостика, который виднеется в конце ее. Этот мостик, перекинутый аркой через речку и отличающийся высотою и узостью, так что можно пройти только одному человеку, назван под лад предыдущим двум pont des perils, потому что высок и ведет в глушь. Большая аллея и этот мостик представляют очаровательный вид во время иллюминации в саду, украшенные, цветными фонариками. Большая аллея вырублена в глухом, ветловом лесу, в который человеческая нога не проникала; и таким образом pont des amours, бывший крайним местом сада, через проведение большой аллеи и расчистку леса для устройства огородного заведения, сделался центром его и самым видным местом. В огородном заведении, в которое ведет открытая дорога прямо от каменного мостика, нет ничего особенного, кроме красивой караулки и оранжерейки, только что выстроенной на бугре. Огородное заведение, позади лабиринта, соединяется с вокзалом большою дорогою, идущею вдоль, южной ограды сада. При этой дороге устроен тир. Осмотрев все, что было занимательного на правом берегу р. Липовки, отправимся теперь на левый берег например хоть по каменному мостику. Пройдя мост, мы имеем по левую руку длинную и широкую аллею, вновь высаженную бальзамическими тополями и ведущую под березки. На этой аллее замечаются только крестообразная плита с ящиком, такой же формы, оставшаяся от заводских, приборов и разбитый, чугунный колокол, красноречиводоказавший отливщикам, что из этого металла колоколов выливать нельзя. Направо от мостика, здание минеральных ванн, мимо западной стены которого мы в настоящее время проходим. Под средним окном этой стены находится еще одна достойная внимания редкость — это длинная, чугунная доска, вделанная поперек в стену и представляющая в барельефе большую кисть руки и обыкновенный плотничий топор. Эта доска найдена неизвестно в каком месте в Липецке, в двадцатых годах текущего столетия, так, по крайней мере, читаем в «Записках Свиньина», и по преданию есть ничто иное, как оттиск руки Петра Великого и любимого его инструмента. Это очень правдоподобно, потому что Император Петр 1 живал в Липецке на заводах и работал тут, чему свидетельством могут служить железная полоса, тянутая собственными его руками с надписью, а также шкап и точеный балюстрад, сделавшиеся жертвою пламени, вместе с дворцом Императорам 1806 году. Доска эта с рукою и топором, вместе с досками, какие мы видели на каменной террасе вокзала, лежали в куче под березками, и в 1865 г., при перестройке здания ванн вделана здесь, в стену, чтобы сохранить от повреждений, так как, оставленная среди сада без всякого внимания, она уже раз была переломлена. Здание минеральных ванн, которое нам еще осталось осмотреть, принадлежит к старым постройкам — ему должно быть не меньше шестидесяти лет. Первоначально оно было выстроено длинным, одноэтажным корпусом, 75 аршин длины и аршин 12 ширины, с полукруглыми окнами и высокою железною крышею, и обращено фасадом к собору, как и прежняя галерея. Середина здания без пола и потолка вмещала большую печь с гигантским котлом, в котором нагревали для ванн минеральную воду и откуда она проводилась чугунными трубами во все части купального заведения. По обоим концам здания было по десять номеров, в которых стояли деревянные ванны. Накачивание воды производилось деревянными насосами. — Это первобытное устройство купален, сменившее другое, более еще патриархальное и состоявшее, по свидетельству Пфеллера, Щекатова и др., в том, что больные строили себе у источников палатки и в них купались в привезенной из дома посуде, сохранилось в полной мере до 1865 г. Устройство это, за исключением каменного здания, в медицинском смысле было хуже патриархального, потому что в то время, когда больные купались в палатках, они употребляли свежую воду — следовательно минеральную, а когда ее стали кипятить в котле, то она очевидно приходила в ванны совершенно разложенною, так как липецкая вода из железистых соединений содержит только углекислую закись, которая осаждается уже при нагревании до 300 R. Это тем более должно было иметь место, что вода, прежде чем дошла до ванны, переливалась из посуды в посуду и много раз подвергалась влиянию света и воздуха. Но охристая муть, всегда в значительном количестве находившаяся в воде ванн, вводила в заблуждение и дирекцию, и больных, подтверждая минеральные свойства воды, которая по процеживании оказывалась простою. И действительно, время патриархальных купален, было временем славы липецких вод, — тогда они с каждым годом увеличивали число своих пациентов; с устройством же каменного здания и больших котлов, начинает болящая публика в Липецке уменьшаться. Сочинения и наблюдения Вандера, Альбини, Пфеллера, описавших удивительные действия липецких купаний, относятся к периоду времени 1801–1805 года; после же ни один ученый врач не сказал о них ничего лестного. Действовали они, как обыкновенно действуют теплые ванны. Таким образом, учреждение, вместо того, чтобы развиваться дальше, пришло в упадок, оттого что устройство его не было основано на фундаментальном изучении химических свойств воды. Применяясь к этим соображениям, заведение минеральных ванн в Липецке в 1865 г. перестроено с основания и преобразовано так, чтобы с одной стороны вполне соответствовало свойствам минеральной липецкой воды и медицинскому своему назначению, а с другой — самым изысканным требованиям современной жизни. Для сбережения химических свойств воды, придумано такое устройство, чтобы вода минеральная накачивалась прямо из колодца в ванны и в них уже была нагреваема помощью проведенной к каждой ванне паровой трубки. Для каждого больного, приходящего в номер, ванна наполняется водою цельною, не подвергавшейся никаким вредным для нее влияниям, и в продолжении нескольких минут, которые он должен употребить на раздеванье, согревается через открытие крана паровой, дверчатой трубки, каждую ванну по дну обхватывающей и в ее стенках скрытой. Больной успевает взять свою ванну прежде разложения воды, которое наступает при действии воздуха, света и умеренной теплоты, в продолжении получаса или часа времени. Чем ниже температура ванны, тем медленнее наступает разложение. Для опрятности и безопасности деревянные ванны, заменены везде кафельными из особо приготовленных для этой цели, белых, глазуренных изразцов. Изразцовые ванны, однако, оказались на наш климат не довольно прочны — они промерзают и портятся, потому в те купальные номера, которые прибавляются в настоящее время, ванны выписаны из заграницы — чугунные, внутри глазуренные. В настоящее время, в заведении липецких минеральных ванн есть 16 номеров с кафельными ваннами, четыре ванны чугунные, два номера для душ с кафельными водоемами и два номера для русских бань, которые тоже согреваются парами из паровика. В отношении удобства, купальные кабинеты приведены в такой порядок, что не оставляют больше ничего желать. В каждом кабинете есть мягкий диван, два стула, столик, зеркало, термометр, песочные часы, коврик под ноги, мраморный камин. Белье дается тоже купающимся, и в настоящее время еще устраиваются паровые грелки для белья. Прислуга на мужской половине состоит из мужчин, на женской из женщин; порядком заведует смотрительница, находящаяся безвыходно в заведении ванн. При перестройке в 1865 г., кроме ванн, переложены все полы, для того, чтобы устроить водосточные каналы из ванн в реку, пересыпаны потолки и перегородки, построены камины и, наконец, выстроена средняя часть здания. Эта постройка, в два этажа, находится на том самом месте, где прежде помещались печка и котел для кипячения воды. Она вмещает в себе спереди приемную комнату, из которой ходы направо и налево — в мужские и женские купальни, а сзади аппаратную, где паровик и насосы. Аппарат при ваннах очень прост: он состоит из паровика в 2 ½ атмосферы давления, из которого английскими, из тянутого железа, трубами проведены пары во все части заведения; из двух деревянных резервуаров — одна для минеральной, другая для простой воды; одного резервуара железного для кипячения воды, которою питается паровик и, наконец, из медного, ручного насоса в два течения — для минеральной и простой воды. Все водяные трубы по аппаратной медные; паровик снабжен всеми принадлежностями; манометр и водомер находятся даже в приемной, для того, чтобы и смотрительница — и проходящие больные могли постоянно видеть высоту паров и воды в паровике. Так как в липецком заведении ванн приготовляются, кроме минеральных липецких, различные искусственные ванны, соляные разных родов, щелочные, серные, игольные, мыльные и пр., для которых требуется простая вода, то, чтобы не задерживать отпуска минеральных ванн, когда требуются искусственные и наоборот, а также, чтобы не удваивать количества труб, липецкие ванны отпускаются на южной стороне здания, которая ближе к минеральному колодцу, а простая вода проведена на противоположную сторону — северную, и тут отпускаются ванны искусственные. При нынешнем устройстве липецких купален, можно отпускать в них более ста ванн в сутки, если дозволить купающимся оставаться в номерах сколько кто захочет; если же наблюдать, чтобы больные, по положению, не просиживали долее часа, то можно отпустить около двухсот. Кроме описанного, при заведении ванн имеется врачебный кабинет, летняя контора и две служительские комнаты. Здание минеральных ванн, в теперешнем своем виде, составляет очень красивую постройку и только ему недостает двух или трех четвертей цоколя, для того, чтобы вполне удовлетворять самым строгим архитектоническим требованиям. Выгон бывший перед зданием ванн, сцена буколических картин прежнего времени, обращенный ныне в богатейший цветник и усаженный деревьями, представляет великолепный вид. Перед самым подъездом ванн устроен фонтан для отвода лишней воды из резервуаров аппаратной. Он состоит из круглого, обложенного известняком, бассейнам в котором помещен, на подстройке, огромный каменный котел, выкованный из одной глыбы, который директор Мамонович выписал из-под Москвы для главного минерального ключа. Это еще одно доказательство того, как в устройстве вод не руководились не только химическими, но даже физическими их свойствами. Этот котел, помещенный на дне колодца, всегда был полон осадков и грязи, возбуждавшей отвращение в больных; воды из него зачерпывать было нельзя, потому что, раз ее тронув, она обращалась в брагу. При новом устройстве колодцев, дно сделано плоское, так что каждая капля лишней воды скатывается вон, а для больных воду берут из-под струи; котел же, оказавшийся лишним, с большим трудом вынут из тины и помещен в бассейне фонтана. Из этого бассейна садовники берут воду для поливки цветников. Цветов здесь такое множество, что, кроме сотен букетов делаемых для продажи, ими еще украшают залу на сезонные балы, а когда потребовалось одной из цариц балов белых астр для платья, то в цветнике перед ваннами нарезали их целую корзину. Вообще, нижний сад минеральных вод представляет в настоящее время такое приятное убежище, что некоторые больные не выходят из него по целым дням. Огромный труд потребовался для того, чтобы его в два года привести в такое состояние. По отчету учредителей общества за 1866 г. видно, что в нижнем саду минеральных вод, кроме постройки мостиков, павильона, фонтанов и проч. сработано шоссейной дороги 100 кв. саж., набивных дорожек около 1000 кв. саж., простых дорожек тоже около 1000 кв. саж., ступенек из чугунных и каменных плит 42 саж., устроены и залужены на ¼ версты берега Липовки, посажено новых дерев и кустарников 4000 корней, высажено куртин из кустарников более 100 саж., наконец устроено огородное заведение, парники и оранжереи, в которых содержится слишком 500 горшков тепличных растений. Чтобы ускорить устройство сада, переносились целые аллеи больших деревьев, конечно с различным успехом; между этими деревьями замечательна особенно одна липа, около 40 ф. высоты, потребовавшая для перевозки на двух связанных санях двух троек и слишком 20 человек работников. Льстим себя надеждою, что вполне ознакомили читателя с устройством вод; теперь постараемся ознакомить с минеральными источниками, свойствами их и употреблением.
  3. Кожин Александр Михайлович — липецкий помещик, предприниматель. В конце 19 века он задумал вернуть Липецку былую славу металлургического центра. Он инициировал геологические исследования в Липецком уезде, выявившие наличие железной руды на малой глубине. Большая часть Липецкого общества в то время, считала задуманное Кожиным дело «бессмысленными мечтаниями» и прочила ему разорение. В 1899 года по инициативе А. М. Кожина с привлечением бельгийских предпринимателей создается «Тамбовское горное и металлургическое анонимное общество» с уставным капиталом 6 млн. рублей, в окрестностях Липецка начинается строительство Сокольского металлургического завода. Рудокопное дело и строительство завода вызвали большое экономическое оживление в Липецком уезде. Весной 1899 году на строительство завода в Липецк приехало около 200 бельгийских рабочих и около 300 русских из Владимирской губернии. Много работы по копке руды, подвозке ее, ломке и вывозу известнякового камня было и для местных крестьян. Безлошадным крестьянам Кожин выдавал аванс под будущую зарплату, и это дало возможность более чем 300 местным крестьянам завести лошадей. В 1902 году металлургический завод начинает свою работу. Однако проработав 11 месяцев, домны были остановлены. Экономический кризис, недовольство городской думы и сельских обществ льготными условиями договора на добычу руды с Кожиным, недоразумения между основными акционерами привело к судебным разбирательствам, в результате которых доброе имя Кожина было восстановлено. В 1911 году Сокольский металлургический завод основанный А. М. Кожиным вновь начал свою работу и продолжает свою работу по сей день, внося существенный вклад в развитие города Липецка.
  4. Лето на Липецком курорте. Очерк А. С. Толстова. 1902 год. Глава 6 В ведении Липецких вод находится два парка — Верхний и Нижний. Последний раскинулся в долине между Воронежской и Соборной горами, почти при устье речки Липовки, он расположен по обоим берегам его. При самом конце спуска с Соборной горы, налево, будет вход в сад. Над воротами вывеска: «Липецкие Минеральные Воды» и орел вверху. Направо маленькая будка для предъявления сезонных билетов. Пройдя ворота, входим в парк и по широкой аллее спускаемся несколько под гору. Направо, почти при конце аллеи, находится небольшой деревянный домик, в котором по летам помещается отделение библиотеки липецкого общественного клуба. Всегда там можно видеть одного-двух посетителей, читающих газеты. Идем дальше, скоро выйдем на площадку, на которой стоит ванное здание. На ближайшей к нам стене увидим чугунную доску с изображением руки и топора Петра Великого. Ванное здание — это каменное одноэтажное строение, средняя часть которого занята входом и общей комнатой для ожидания, здесь же сидит и смотрительница ванн. В 18 столетии и в начале 19-го лечащиеся разбивали около источника палатки и ставили там собственные ванны. После 1805 г. заложено было настоящее здание, но окончательно отстроено в продолжение нескольких лет. Всех номеров 24, из них 17 женских и 7 мужских. Все они отделаны довольно чисто. Ванны исключительно медные, грязевые — железные, оцинкованные. В каждом номере открываются три трубки: одна с простои водой, другая — с железистой, третья — с паром для нагревания воды. Есть диван с подушкой, на котором можно отдохнуть после ванны, хотя для последней цели существует особая комната, где поставлены кушетки, огороженные красными ширмами; здесь же делают и массаж. Из средней комнаты ведет лестница на верх ванного здания, в читальню. Читальня переделана из чердака ванного здания, поэтому она низка и в ней очень жарко. Читать с удобством можно на балконе, с которого открывается прелестный вид. Прямо перед зданием раскинулся цветник, посреди его фонтан, который, к сожалению, очень редко действует — воды, говорят, нет. Кругом фонтана поставлены железные диванчики тоже для ожидания очереди ванн. Цветник окружен стеной деревьев — тополи, белая акация, дубы, огромные ветлы. Из цветника одна дорожка приводит в очень красивую беседку из елей, которая имеет форму листа. Близ ванного здания, вправо, стоит каменный корпус, где теперь помещаются машины, готовится торф, а в будущем здесь будет помещаться водолечебница и грязелечебница. За этим зданием — пруд, его густой стеной окружают пирамидальные тополи, ветлы, образуя аллею. Особенность Нижнего парка — колоссы-ветлы, есть такие огромные, что едва могут обхватить пять человек. Далее за прудом начинаются болота, из которых берут торф для ванн. Около болот два сарая для сохранения, высушивания, размельчения и просеивания торфа. Болота служат источником сырости Нижнего парка, впрочем, незначительной. На левом берегу Липовки идет широкая Институтская аллея, названная так потому, что здесь гуляют институтки в ожидании ванн. В конце этой аллеи перекинут мост через Линовку с железными перилами и надписью: «Кожинов мост», в память М. И. Кожина, одного из акционеров. Недалеко от моста виден недействующий теперь фонтан, построенный при акционерном обществе; фонтан окружен группою пушек, оставшихся от прежнего литейного завода, окаймлен чугунным тротуаром и украшен целою стаею чугунных лягушек. Перейдя мост, подходим к бюветному зданию. Снаружи здание имеет вид круглой башни с куполообразной крышей и шпилем, окружено галереей, поддерживаемой деревянными столбами. Здание это начато постройкою в 1808 г. Внутри находится четырехугольный каменный бассейн, окруженный железной бронзированной решеткой. Бассейн углубляется ниже горизонта пола на один аршин и 10 вершков; немного выше дна, с боковых стенок, выступают трубки, проведенные из источника. Стакан ставят в особую сетку, которая приделана к шестику, опускают его к отверстию, откуда бежит вода, у задней стены здания стоит небольшая статуэтка Петра Великого, а у правой стены — икона Богоматери «Живоносный Источник». В бюветном здании, за плату конечно, можно получить привозные минеральные воды, липецкую газированную воду (7 коп. ½ бут.) и кумыс. Бюветное здание считается центральным местом всего курорта здесь совершается молебен пред открытием сезона. От бюветного здания до курзала идет крытая галерея 12 саж. длины. Курзал — каменное одноэтажное здание. К фасаду, обращенному в сад, пристроена широкая крытая терраса, на которую ведут три лестницы. По бокам средней лестницы вделаны 4 чугунные доски с надписями: 1707 год, т. е. год основания липецких чугунно-литейных заводов, и 1776 г., год перестройки. Перед террасой большая площадка, обсаженная по краям деревьями и кустарниками. Курзал состоит из одной длинной комнаты, с хорами и двойным светом в центральной части, и нескольких небольших комнат, в которых помещаются столовая, буфет и пр. В большой комнате устраиваются танцевальные вечера, спектакли. Под аркой, соединяющей эту комнату с террасой, приютилась библиотека. Помещение для библиотеки очень неудачно; оно темное и проходное. Столовая курзала очень тесна, так что публика, обыкновенно, ютится на террасе. От площадки перед курзалом идет аллея, параллельно Институтской, вдоль правого берега речки Липовки. Вправо от аллеи видна небольшая горка с беседкой на ней, в которой прежде играли музыканты. Теперь на этой аллее, только дальше, устроена новая музыкальная беседка, перед ней площадка с рядами диванчиков. Аллея впадает в площадку «Трех грации». Сюда сходятся дорожки с разных сторон парка. Одна из них приводит в фотографический павильон Цаплина, где продаются виды Липецка. Далее за площадкой Трех граций, по правому берегу Липовки, тянется широкая аллея, густо заросшая с обеих сторон кустами орешника, который образует зеленую арку. Направо с этой аллеи виден огород, парники и небольшая теплица. С левой стороны видно ванное здание своим задним фасадом. Вдоль стены проложена дощатая дорожка, по которой возят грязь к ваннам. То и дело тачка с грязью подъезжает к маленькой дверце наравне с землей; дверца отворяется и начинается передача грязи из тачки в ванну. Аллея из орешника доходит до узенького деревянного мостика. Пройдя мостик, входим на дорогу среди ветлового леса. Вправо от нас будут питомники разных растений В. В. Быханова. Здесь ежегодно выгоняют сотни тысяч молодых деревцов. Все лето в питомниках работает народ, главным образом женщины. Дорога или аллея среди ветлового леса — лучшая аллея во всем парке, здесь совсем другая жизнь. Кругом непроходимые дебри. Из чащи доносятся гортанные звуки цапли, которые вьют там свои гнезда, порой звонко и тоскливо прокричит кукушка. Далеко, далеко видно на другой конец аллеи. Налево открывается прелестный вид на дворянскую часть города,— сколько бы раз вы ни ходили здесь, вы не удержитесь, чтобы не полюбоваться садом. Аллея эта ведет к р. Воронежу и делает три поворота. По левую сторону последней части аллеи лежит местность топкая, болотистая, прежде сюда доходил Петровский пруд. При конце аллеи стоит небольшой шалаш, где живет сторож питомников — маленький, сутуловатый старичок, вечно с трубочкой. Со всеми проходящими он почтительно раскланивается, а 29 июня, в день св. Петра и Павла, он, раскланиваясь, добавлял: «Я сегодня именинник!» Конечно, следовало поздравление и «на чай». Аллея кончилась — вы выходите на обширный луг, по которому протекает Воронеж. Река тихая, полноводная, на ней нет песков, которые мы встречаем на больших реках. На небольших островках на шестах раскинуты сети рыбаков. В стороне видна дорога и мост через реку. Налево от вас водяная мельница минеральных вод, приводимая в движение водой Петровского пруда. На другой стороне, против купален, бывший водочный, теперь только спиртовой завод Мариинского общества. 27 июня завод прикончил свою самостоятельную деятельность. Долгий, унылый свиток огласил окрестность, что не будет больше Мариинской водочки! Сердце ни одного из любителей живительной влаги, вероятно, дрогнуло. Узенькая тропинка приводит вас к купальням. Купальни две — общая мужская и общая женская, есть и номера. По внешнему виду купальни неважны, но зато купанье в Воронеже истинное наслаждение. Вода чистая, свежая бежит и ласкает ваше тело, хочется купаться без конца. Мелкая рыбешка снует между ног, порой заходит и большая; так, например, женскую купальню очень долго посещала большая рыба и производила переполох среди посетительниц. Одна энергичная инженерша устроила было облаву на нее, но без результата. Около купален пристань лодок. Есть и буфет с продажею чаю, вод и холодных закусок. Вода три раза в день измеряется. В жаркое лето 1901 года температура ее доходила до 25°. Купающихся всегда очень много. Постоянно подъезжают дроги, или так называемые «линейки» и на них целая компания со всевозможными купальными принадлежностями. Кучер отправляется с лошадью на противоположный берег и там, в ожидании «господ», купается сам и купает лошадь. Кому тесно в купальне, берет лодку, уплывает вдаль по реке и там купается на просторе. Купанье в Воронеже настолько заманчиво, что некоторые нетерпеливые больные, не дожидаясь окончания приема полного курса ванн, переходят к купанью в реке.
  5. Лето на Липецком курорте. Очерк А. С. Толстова. 1902 год. Глава 5 Липецкие минеральные источники были названы к известности в 1700 году Петром I: он первый обратил внимание на их целебность, испытав их благотворное действие лично на себе. Он часто проездом в Воронеж бывал в Липецке и купался в его железистых водах. Здесь даже был построен ему дворец, но он в 1806 г. сгорел и теперь не осталось от него никаких следов. Чтобы сделать липецкие воды достоянием большого круга людей, сделать их известными по всей России и убедить народ в пользе, получаемой от них, царь повелел опубликовать особое объявление «О Марциальных водах, сысканных в Олонце и Липецке, от каких болезней помогают оныя и как при том употреблении поступать тому докторское определение и Указ Его Царского Величества следуют». После перечисления рода болезней, от которых можно излечиться липецкой минеральной водой, в царском объявлении рекомендуется, однако, воды употреблять «добрым порядком», умеренно, только тогда можно получить исцеление. «А когда без порядку кто будет их употреблять с худой пищей и питием — говорится дальше в объявлении — также и не во время, то не только пользу какую получит, но еще вящшее повреждение здравию своему и болезнь наведет. И для того Его Царское Величество Всемилостивейший Император, милосердствуя своим подданным, яко отец», повелел докторам написать правила, как пользоваться водами и объявить для ведения в народе, чтобы всяк сведом был, как оныя воды употреблять, дабы непорядочным употреблением оных не был никто своему здравию повредителем. При объявлении были приложены и докторские правила. К концу 18 столетия липецкие воды пользовались уже большой известностью, к ним стекались из разных мест больные, и ключи были обстроены. Уже тогда, по свидетельству одного современника, около целебных ключей «собиралось ежегодно для пития воды приезжих и окрестных жителей до 300 человек, которые тут же, в промежутках употребления лечебной воды, развлекались играми в бар-городки и в свайку, а в раскинутых вокруг палатках — карточною игрою в бостон». Простому народу ближних селений изстари известно целебное свойство липецких вод, и он верил в нее. Интересное замечание есть в письмах того же современника, посетителя вод, по этому поводу. Когда он заметил крестьянам, что они без меры пьют минеральную воду и тем разрушают свое здоровье, то они ему ответили: «Господа пьют эту воду мерою, а мы пьем ее верою». Эта вера в целебность вод не оставила крестьян до сего времени: нередко, бывало, можно видеть, как ребятишки в полубутылках, кувшинчиках несут домой старшим минеральную воду. С начала 19 столетия на развитие липецких минеральных вод обратило внимание правительство. Так, в 1804 году был командирован для исследования вод доктор Альбини и аптекарь Швенсон, которые своими химическими и клиническими изысканиями доказали несомненную пользу вод. 25 апреля 1805 г. уже был назначен первый директор липецких вод, на обязанности которого лежало обстроить новый курорт, завести порядок. С 1805 г. по 1823-й воды находились в казенном управлении. В это время были обделаны колодцы, выстроены ванны, кофейный дом, галерея для концертов и танцев и проч. Липецк сделался любимым местопребыванием дворянства соседних губерний. Сюда съезжались они на своих огромных дормезах, со своими многочисленными Ваньками, Палашками; здесь они жили и веселились, как подобало помещику дореформенного периода. Памятником того времени осталась Дворянская улица со своими обширными домами, с колоннами и балкончиками, и садами. И теперь, когда проходишь по Дворянской, особенно вечером, так и кажется, что вот с одного из балконов, уже заросшего травой, польются звуки старомодного вальса; в другом месте, около старинной людской, где теперь сидят франтоватые горничные и кухарки, напевая вполголоса: «Ничего мне на свете не надо» — прежние «люди» в свободные минуты наигрывали на балалайках лихой трепак. С 1823-го года воды перешли в ведение города, так как правительство не надеялось поддержать их на должной высоте: казна была обременена расходами по войне 1812-го года. С переходом в руки города воды постепенно падали , приезд сократился до минимума — число посетителей в сезон равнялось одному, двум десяткам. Такое печальное состояние продолжалось до 1866 года. В 1865 году среди местных дворян явилась мысль поддержать воды образованием правильного общества с определенным капиталом. Главными деятелями и учредителями были местные дворяне помещики: князь В. И. Васильчиков, С. Д. Башмаков, М. И. Кожин. Курорт за это время значительно улучшился, и все, что в нем теперь есть хорошего, получило свое начало в то время. Но акционерное общество существовало, сравнительно, недолго: оно распалось вследствие личных недоразумений, и в 1882-м году липецкое городское управление снова должно было взять воды в свое заведывание, при том с значительным долгом. Несмотря на правительственные субсидии, воды, попав в руки города, шли к падению. Число источников с минеральной водой стало уменьшаться, так как вода в некоторых из них иссякла. Тогда в 1883 г. был командирован для исследования липецких минеральных вод знаменитый русский геолог, теперь покойный, профессор И. В. Мушкетов. Практическим результатом его исследования было значительное увеличение железистой воды в источниках. Этим Липецкий курорт был вызван к новой жизни. В то же время были произведены ценные геологические исследования горного инженера Войслава. В 1890-м году г. Липецк снова обратился к правительству, прося субсидии и откровенно сознаваясь, что, если она не будет выдана, то открытие сезона 1891 года представляется невозможным. Результатом такого ходатайства было отобрание от города липецких минеральных вод и учреждение казенного управления.
  6. Лето на Липецком курорте. Очерк А. С. Толстова. 1902 год. Глава 1 В конце мая меня занимал вопрос, на какой из русских курортов поехать, чтобы избавиться от ревматизма. Я решил сам выбирать курорт для лечения. Обложился путеводителями по разным русским курортам, добрый знакомый ссудил меня целой серией брошюр «Наши русские курорты» — приложение к журналу «Народное здравие». Изучил добросовестно. Все они носят рекламный характер: на всех курортах хорошо — целебно и жизнь дешева. — Ну, конечно, едем на Кавказ! — решили мы, когда прочитали новый путеводитель по Кавказским минеральным водам: так все дешево и так целебно... На Кавказ! — А правда ли здесь пишут? — шепчет голос сомнения, — Не пришлось бы раскаяться. И так и сяк почитаю путеводитель — все дешево, а сомнение берет. Попал мне в руки нумер «Донской Речи», почитал корреспонденцию из Пятигорска о том, как там дерут домохозяева бедных больных, — решил ехать куда-нибудь попроще, подоступнее — в Руссу или в Липецк. В Руссе я был: курорт благоустроенный и от ревматизма помогает, да только климат скверный... Едем в Липецк. Наш поезд вышел из Ярославля. Страшная молния сверкала в окно вагона; свет ея был зловещим среди ночной темноты. Боязливые пассажирки закрывали шторы. Дождь лил, как из ведра. Перед нами сидел инженер с семейством, вошли они в Ярославле. Начался разговор, конечно, с погоды. Подивились сообща и молнии и дождю, а потом уже и последовали вопросы: — Далеко ли едете? — В Липецк... а вы? — В Пятигорск, поотдохнуть и полечиться. Тема для нас очень интересная. Инженер и его семья взапуски восхваляли дешевизну жизни на Кавказе. К ним присоединилась дама из Воронежа. — Знаете ли?! — восклицает она: — на Кавказе жизнь гораздо дешевле, чем в Липецке... Я знаю отлично. Нас убеждают поехать на Кавказ. Но мы все-таки решили заехать в Липецк — познакомиться с курортом: понравится — остаться там, не понравится — уехать на Кавказ. Прошла вторая ночь нашего пути — мы уже за Ряжском. Кругом царство поля. «Мелкнет жилье, мелкнет едва, а там поля, опять поля». Среди полевого простора виднеются, как маяки среди моря, сельские церкви. Мы едем плодороднейшим уездом Рязанской губернии —Раненбургским. До последнего времени местность эта была глухая: здесь пролегал только один железнодорожный путь — от Рязани до Козлова. Все хлебные богатства этого уезда стягивались на станцию Александро-Невск (прежде Раненбург и Якимец), которая из маленького поселка разрослась в городок. Теперь значение ея упало: Раненбургский уезд изрезан железными дорогами, он, скрещиваясь, образуют здесь треугольник, в вершинах которого находятся станции — Раненбург, Астапово и Конюшки. Почти на каждой станции открылась ссыпка хлеба; например, станция Конюшки, возникшая среди поля, близ деревушки Писцово, отправляет ежегодно более 2000 вагонов хлеба. Со станции Богоявленск, откуда начинаются ветви Рязанско-Уральской жел. дороги на Смоленск, Москву и Елец; мы вступаем в пределы Козловского уезда. Опять та же ширь полей. На станциях бабы, девушки и ребятишки в изобилии продают лесную землянику. А вот и шумный, богатый Козлов. Вокзал, когда-то отличавшийся роскошью, теперь позапущен, требует ремонта. Буфет торгует очень оживленно. По платформе целыми толпами разместились переселенцы, больше хохлы, ждут чуть ли не третий день отправки в Ряжск, а там опять ждать. Такие толпы можно встретить, кроме Козлова, в Грязях, Богоявленске и Ряжске. — В Козлове с 1901 г. издается «Козловская Газета». Я приобрел нумер в надежде найти что-либо о Липецк —ничего. Газета слишком молода, физиономии должной не успела еще приобрести. Мы в Грязях. Грязи — одна из лучших станций Российских жел. дорог. Зал I и II кл. высокий, в два света, с зеркальными простенками. Всякий, кто бывал на этой станции, знает, какое огромное движение бывает на ней летом. Утром и вечером здесь сходятся по нескольку поездов. Тогда начинается перетасовка пассажиров: одни из орловского поезда пересаживаются в кавказский, другие с кавказского на царицынский. Шум, толкотня, постоянные звонки, выкрикивание сторожей: «В Козлов, Ряжск, Рязань, Москву — пожалуйте садиться!» свистки кондукторов и паровозов. На это время сюда стекается много воров, иногда прямо из рук выхватывают вещи у пассажиров, особенно ночью. Нам тоже пришлось пересесть в липецкий поезд, и мы очутились в положении переселенцев: все поезда ушли, а наш ни с места. Пассажиры волновались, грозили жаловаться, но потом скоро закуривали папиросы и мирно начинали беседовать. Энергичнее оказалась одна барышня. Она долго терпеливо лежала на диванчике, потом вскочила, выбежала на площадку и набросилась на первого попавшегося смазчика. — Что это за безобразие!... Какие это порядки! Все поезда ушли, а мы не уехали еще... Почему наш поезд не едет? Смазчик от такого потока слов растерялся, он виновато отвечал: — Так что, барышня, я не причем... как начальство... — Начальство, начальство... знать я ничего не хочу... Начальство, а поезд не едет... Совершив свою миссию, барышня снова улеглась. Слова ее как будто подействовали. Через несколько времени поезд уже мчал нас от Грязей к Липецку. Я в последний раз пробежал по путеводителю, как вести себя при приезде в Липецк. Вдали, утопая среди садов, показался Липецк, на высокой горе, у подошвы которой вьется красавица река Лесной Воронеж. Переезжаем ее по мосту. Далее по одну сторону полотна идут поля, а по другую — море садов, владение крестьян пригородных сел; сады тянутся на несколько верст. Мы проезжаем мимо огромного, великолепно построенного чугунно-литейного завода бельгийского общества. Три колоссальные трубы этого завода, далеко видны отовсюду, служат памятником нашумевшей в свое время кожинской истории. В окрестностях Липецка много залежей железной руды, принадлежит она городу и соседним крестьянам. Всю ее задумал прибрать к своим рукам бывший липецкий предводитель дворянства Кожин — человек, не получивший никакого образования, но с практической сметкой. Скупал он руду за безценок (¼ коп. за пуд), не пренебрегал при этом никакими средствами, пользовался своей властью в уезде и водочкой. Мужики подписывали приговор, обыкновенно, в том блаженном состоянии, когда «по колено море». Городу он пообещал выстроить завод на его земле, а вместе с тем, конечно, должна была оживиться торговля Липецка, поэтому и город попался на удочку предводителя. Благоприобретенные за безценок богатства Кожин перепродал, за высшую, конечно, цену, бельгийской акционерной компании. Начали копать руду и строить завод. Завод начали строить, да только не на городской земле, постройке на которой воспротивилась администрация Липецких минеральных вод, а на земле крестьян села Сокольского, в 6 верстах от города. Все ожидаемые блага от города ушли безвозвратно. Горожане взволновались, поднялись и мужики: хмель у них уже прошел. Начались судебные процессы; печать громила Кожина, для которого исход борьбы на этот раз не был благоприятен: крестьяне и горожане одержали верх, да к тому же только пред тем триумфально избранный предводителем на новое трехлетие Кожин за свои деяния был уволен от занимаемой им должности по Высочайшему повелению. В накладе остались бельгийцы: они без руды и без денег, отсюда возник новый процесс бельгийцев со своим бывшим директором Кожиным. Завод стоял не один год без дела.
×
×
  • Создать...